Новости компании Ассоциация добытчиков минтая, НО
ИНН: 2536175101
Статус:
Ассоциация добытчиков минтая, НО
ИНН: 2536175101
Статус:
Статус:

"Собака след не берёт"? ФАС о ценообразовании в розничной торговле

4 августа 2016 15:51

Продолжаем штудировать доклад Федеральной антимонопольной службы «Анализ формирования оптовой цены рыбной продукции, наценки посредников и розничной торговли, а также стоимости транспортно-логистических услуг».

Доклад, над подготовкой которого ФАС работала долгие девять месяцев.

На странице 3 – 4 доклада рассказывается, каким титаническим был труд.

«При подготовке доклада использовалась следующая методика исследования: Федеральной антимонопольной службой были сделаны запросы в рыбодобывающие компании об объёмах вылова указанных видов рыбной продукции, первичной переработке, а также о покупателях данной продукции. Одновременно были сделаны запросы в крупнейшие торговые сети о предоставлении информации по объёмам продаж, закупочным и розничным ценам таких же видов рыбной продукции, и о предоставлении информации по поставщикам указанной продукции в торговые сети».

Методология выглядит солидно несмотря на терминологические ляпы про вылавливаемую рыбную продукцию.

Наверное, эксперты ФАС, предполагают, что филе минтая, сельдь в пресервах и консервы из горбуши вылавливают сетями?

Им невдомёк, что вылавливают водные биоресурсы, а уже добытый улов используется для производства продукции?

Ну да ладно. Зато цифр в докладе много. Понятно, что для такой масштабной работы девять месяцев кажутся вполне разумным сроком. Однако на страницах 15 и 16 вдруг обнаруживаем цифры, которые обескураживают. На указанных страницах эксперты ФАС приводят таблицу «Средневзвешенная цена реализации рыбной продукции рыбодобывающими компаниями, руб/кг».

Вы, наверное, ждёте большой таблицы с указанием многих наименований видов водных биоресурсов и полной оценки рыбного рынка?

Но нет. Эксперты ФАС делают свои выводы, изучив цены на совсем крохотном сегменте рынка. Они изучили отпускные цены на 75 тысяч тонн минтаевой продукции, 2 тысячи тонн продукции из пикши, 79 тысяч тонн из сельди, 10 тысяч тонн продукции из трески и 7,8 тысяч тонн продукции из горбуши.

173 тысячи тонн. Чуть больше 5% общего объёма продукции.

Причем для выводов относительно ценообразования на рынке продукции из горбуши экспертам ФАС оказалось достаточно проанализировать цены на 0,06% объёма произведённой продукции.

В тексте исследования отсутствуют указания на использование весовых коэффициентов, посредством которых эксперты ФАС преобразовывали выборочные данные в оценку всей генеральной совокупности.

Таким образом, исследование ФАС полностью опровергает полезность биржевых торгов, рекламируемых ФАС. Поясню свою мысль.

Биржевые торги – это способ установления цены посредством проведения торговых сделок для реализации ВСЕЙ производимой продукции. Именно за счёт вовлечения в режим биржевых торгов всего объёма продукции исчезает основа для индикативного ценообразования по отдельным ценовым маркерам. Однако в собственном исследовании выводы касательно ценообразования на рыбопродукцию эксперты ФАС делают именно на основании индикативного ценообразования.

А как иначе можно назвать метод, основанный не на анализе всей генеральной совокупности данных, а на анализе всего лишь 5 – 6% общих данных?

Что это означает? Одно из двух:

либо метод выявления цены на основании ограниченного количества данных обоснован – в таком случае нет необходимости и в биржевых торгах, ведь реальная цена может быть выявлена и на основании сделок в отношении всего лишь 5 – 6% продукции;

либо метод выявления цены на основании ограниченного количества данных не обоснован – в таком случае весь доклад ФАС следует выбросить в корзину как необъективный и неполный.

А пытаться вместить в один документ две взаимоисключающие теоретические конструкции – как минимум не научно, а как максимум – близко к состоянию шизофрении.

Доклад ФАС напомнил мне выражение из фильмов про милицию:«Собака след не берёт!»

А какое ещё выражение приходит на ум при чтении страницы 33:«Одной из специфик розничной торговли продовольственными товарами, является то, что торговая сеть, оперируя значительным объёмом спроса на конкретный вид продукции, в частности рыбу, нуждается в предложении, которое один поставщик реализовать не может, как результат торговая сеть взаимодействует с двумя и более поставщиками. При этом, фактически любая закупаемая указанным способом продукция, поставляется в распределительный центр торговой сети, где в дальнейшем, фасуется и перенаправляется в конкретные торговые объекты, уже не имея маркировки. Так, совокупность указанных факторов не позволяет определить закупочную стоимость товара, который уже находится «на полке» или следует в конкретный торговый объект».

Вот так! Приехали!

ФАС не может оценить закупочную цену в торговле и соответственно выявить полную торговую наценку. Только в случае, если торговая сеть использует системы ретро-бонусов и вознаграждений за размещение на полке, торговая надбавка к цене товара может быть выявлена. А если этих пунктов в договоре сети с поставщиками нет?

В этом случае ФАС умывает руки и говорит о том, что не имеет возможности «оцифровать» величину денежной надбавки в торговой сети.

Извините, а как же тогда идея прослеживаемости? Ведь новая редакция приказа об оформлении ветеринарных сопроводительных документов как раз основана на идее о том, что каждая партия товара оставляет электронный след.

А сейчас ФАС нам заявляет о том, что след не берёт.

Что получается:

либо ФАС лукавит и просто не хочет детально изучать систему ценообразования на безбрежном пространстве торгового архипелага;

либо т.н. электронная сертификация не работает и не позволяет прослеживать движение каждой партии товара.

О сколько нам открытий чудных ещё готовит ФАС?