Член Совфеда о руководстве крупнейшим в СССР рыбным портом, любви, семейных ценностях и своей судьбе

5 мая 2017 09:35

Людмила Талабаева в прошлом году избралась в Законодательное собрания Приморья, которое тут же делегировало ее в Совет Федерации РФ представлять парламент. Попаданию на федеральный уровень предшествовал большой путь: и работа депутатом в муниципалитете, и пять лет в партии пришлось руководить целым отделением, причем не самым простым в стране, много лет в рыбном порту на руководящей позиции, но бок о бок с докерами. Но при этом в ней всегда живет женщина, любящая жена и мать. Корр. побеседовал с сенатором Людмилой Талабаевой о семейных ценностях, любви и совсем немного о политике.

— Людмила Заумовна, давайте поговорим о вас, о человеке, который сделал большое дело. Процитирую вашу фразу: "Я – часть поколения, которому не все равно". Скажите, что в вашем понимании эта часть поколения, которому не все равно. Не все равно что?

— Я хочу сказать, что рождена в Советском Союзе. На днях смотрела передачу, там выступал Александр Хинштейн. И он очень хорошо парировал человеку, который говорил о том, что, слава богу, распался Советский Союз, плохо, что это случилось слишком поздно. А Хинштейн сказал: "Вы поговорите с людьми и посмотрите, какой процент жалеет о том, что распался Советский Союз". Я – из тех, кто жалеет. Я – продукт СССР. Для меня важны те ценности, которые были в моем детстве, юности, взрослой жизни, когда был СССР. Может быть, уже и не надо жить по законам, по которым учили меня мама и папа. Но я по-другому жить не могу.

— А в семье Талабаевых это какие ценности?

— Прежде всего, хочу отдать дань уважения моей маме, которой нет уже 17 лет, и моему папе, которому сейчас 87 лет. Все, что я привнесла в жизнь семьи Талабаевых, было зарождено в семье моих родителей. Нас было четверо: три сестры и один брат. У меня совершенно простые родители: мама с тремя классами образования, папа — с семью. Но эти люди в жизни дали мне все, несмотря на то, что изначально у них было мало возможностей. Любовь, понимание семьи, отношение к соседу, просто к человеку сделали меня такой, какая я есть. И я пришла в семью Талабаевых с огромным багажом жизненной позиции, который дали мои родители и сестры с братом. Я очень этим горжусь. Я никогда не забуду, как моя мама помнила каждый день рождения детей, родственников, потом внуков. Когда я жила в Белоруссии – у меня муж военный, – я получала открытку на каждый праздник день в день или на день раньше. Как мама это чувствовала?...

Сегодня я стараюсь помнить каждого родственника и друга. Если забыла в суете, то обязательно звоню на следующий день и поздравляю. Это очень важно.

Мне в пять лет дали тяпку. Я должна была работать наравне с другими.

— Вы, уже будучи мамой, можете понять, как это – чувствовать своих детей, даже находясь на огромных расстояниях?

— Мне кажется, я никогда не смогу дотянуться до своей мамы. Прежде всего, потому, что у меня один ребенок. Когда я жила в Белоруссии, мне мама каждый день звонила. Практически не было домашних телефонов, не говоря уже о мобильных. Нужно было ходить на почту, заказывать междугородний звонок. Мама спрашивала: "Как вы проснулись, доченька? Как дела?" Я сейчас вспоминаю, иногда я ей говорила: "Мама, если у меня что-то случится, ты узнаешь об этом первая. Ну, зачем ты тратишь деньги? У меня все хорошо". Я никогда себе этого не прощу. Когда моя дочь жила в Москве, проходила ординатуру, а я жила во Владивостоке, я каждое утро просыпалась и звонила ей со словами: "Доченька, как ты проснулась? Как спала?". Вечером она приходила домой, я ей опять звонила. Я думала, не дай бог, она скажет те самые слова, которые я сказала когда-то своей маме, я это не переживу. А ведь у моей мамы было четверо детей...

— И для каждого находилось это время...

— Да. Мама нас никогда не наказывала. У каждого из нас были обязанности. Мне в пять лет дали тяпку. Я должна была наравне с другими работать. Только кто-то делал два рядка, а я делала один. Я не могла ходить за коровой, свиньями. Но я следила за курами. У меня была обязанность стоять на стогу сена и формировать его. И когда стог был сформирован, я скатывалась с него, и меня всегда ловили папины руки. Я очень люблю свое детство. То, что испытала в детстве, в кругу своей семьи в деревне, я не испытывала больше никогда.

Сейчас люди живут иначе... появляется черствость друг другу

— Чего не хватает из того детства сегодня?

— Очень многого. Вот представьте, огромная улица в деревне. На этой улице много семей и минимум четверо детей в каждой. Мы все выходим на улицу и играем в лапту, казаков-разбойников, классики. Пришел в школу – посади дерево. До сих пор там есть боярка, которую я посадила много лет тому назад. Недавно я была в своей школе, нашла свою парту. И в парке я еле-еле нашла свое дерево. Мне кажется, что эти листочки увидели меня и прошептали: "Мы – твое дерево". У всех было одинаковое материальное положение, все были дружными. Я помню, как мама собиралась на выборы. Тогда репродуктор на всю деревню пел советские песни. Мама надевала красивое платье, нам – самую лучшую одежду, белые банты. Мы все брались за руки и шли на избирательный участок.

— А потом все шли в буфет. И это был главный праздник.

— Конечно! А каждый год, 7 ноября, мы все боролись за звание лучшего двора на своей улице. Это все делалось не потому, что нам что-то за это давали. Мы хотели, чтобы наша улица была чистая, красивая, чтобы везде был побеленный забор, чтобы везде был детский смех. Раньше детство было другое. А как преподавали у нас в школе! Я, будучи простой девочкой из глухой деревни, поступила в институт бесплатно. Все, что происходило в моей среде: в моей семье, в классе, среди друзей – это была общность людей, которые жили одними идеями, одними проблемами.

Сейчас люди живут иначе. В городах живут лучше, чем в сельской местности. И материально расслаиваются люди. Поэтому появляется определенная черствость друг другу. Мы все знали, кто живет в начале и в конце деревни. А сегодня, наверное, не многие знают соседей по лестничной площадке. А если знают имя, то наверняка не знают, когда день рождения. В деревне ведь такого не было. Если свадьба или юбилей, то вся улица гуляет. У меня большая ностальгия по тому времени. Но я понимаю, что жизнь идет вперед, что мы – часть Европы. И я уже взрослый человек, у меня есть дочь и внучка. Но мне бы очень хотелось, чтобы у каждого человека в стране была своя улица, свой дом, свой двор, подъезд, своя лестничная площадка, своя спортивная площадка в школе, где можно поговорить на любую тему. Где тебя любят, уважают, где все на равных. Хочу всем этого пожелать. Мы, люди Советского Союза, это все испытали. И для нас это была площадка, с которой мы шагнули во взрослую жизнь.

— Вы – патриот?

— Да, я – патриот. Мне когда-то муж сказал: "Ты за свой патриотизм когда-нибудь погибнешь". Ко мне всегда обращаются. И я всегда стараюсь сделать так, чтобы человеку было лучше, легче. Чтобы он почувствовал, что он – не один в мире. Страну свою я безмерно люблю. И большую родину, и малую, и совсем маленькую, которая сегодня, к счастью, есть.

— А готовы были уехать за рубеж?

— Никогда не была готова. Была возможность отправить дочь учиться в Америку. У меня была очень хорошая знакомая, к которой мы должны были отправить своих дочерей. Она отправила свою дочь, сейчас она живет в Америке, вышла замуж, родила двоих детей. На тот момент моей дочери Юлии было лет двенадцать. И она сказала: "Мама, я не хочу ни в какую Америку и не поеду". И мне самой никогда не хотелось, чтобы мой ребенок рос в чужой стране. Кто бы что ни говорил — где родился, там и пригодился.

— А чем ваша дочь занимается? Давайте немного о ней. Но мы договорились вести откровенный диалог. Поэтому говорите как есть.

— Она – врач. Дочь очень похожа на мужа внешне и по характеру. Я – очень эмоциональный человек, разговорчивый, общительный. Я – холерик. Муж у меня – очень интеллигентный человек. Он мало и спокойно разговаривает. Очень умный, много читает. И дочь такая же, вся в него. Она — совершенно не публичный человек. Очень стесняется. Даже когда надо поздравить с днем рождения, она долго готовится.

Нужно развивать страну, делать ее могучей. Поэтому я хочу еще внуков

— То есть у вас в семье роли распределены? Мама – броневичок, на амбразуру. Папа создает тылы. Дочь – тоже серьезная.

— Дочь очень серьезная. Я счастлива, что она выросла теплым и внимательным человеком. На первом месте у нее очень забота о нас — о папе и маме. Как она говорит, как она к нам обращается, как советуется с нами! Как мы завтракаем, обедаем, ужинаем, когда мы вместе! Так нас мама приучила в моей семье. Я очень благодарна мужу, который занимался воспитанием дочери, потому что основное время мне приходилось работать. И ей самой огромное спасибо за то, что она – отличная дочь.

— Сейчас у вас новый статус – бабушки. Процитирую даже: "Хочу стать бабушкой. Заветная мечта – трое внуков". Юлия знает об этой мечте?

— Юля знает.

— Вы ее готовите?

— На первую внучку я ее давно готовила. Юля замужем давно, а внучке всего 6 лет. Учитывая, что у моего папы сегодня 9 внуков и 11 правнуков. Мы должны понимать, что все равно однажды уйдем в мир иной. И хотим, чтобы после нас осталось новое поколение. В нашей стране должны жить люди. Уйдут внуки – будут жить их дети. Нужно развивать страну, делать ее могучей. Поэтому я хочу еще внуков. Ну, не знаю, я уже не могу на это повлиять.

— Есть философская теория о том, что каждый из нас приходит на этот свет с каким-то предназначением. Я долго пытался понять это для себя самого. И до сих пор до конца не понимаю. Вот вы понимаете ваше предназначение?

— Соглашусь с тобой. Тоже до сих пор не понимаю. Я пришла на этот свет, благодаря маме с папой. Я родилась, чтобы родить свою дочь, чтобы появилась внучка, чтобы была семья, чтобы жить в этой стране и делать всё для ее развития. Сколько бы ты не думал о предназначении, если ты – простой, нормальный человек, то оно у тебя одно: у женщины – рожать детей, у мужчины – чтобы охранять свой дом, продлевать поколение. У человека одна миссия – сделать этот мир вечным на планете.

Жить нужно ради любви

— Откуда у вас столько энергии?

— Думаю, это все-таки от мамы. Она была настолько энергичной, я постоянно этому удивлялась. Она сама из Новосибирска. У нее была очень большая семья, много братьев и сестер. Она по тем временам очень поздно вышла замуж – в 27 лет. Родители ей сказали: "Рядом у нас мясная лавка. У мясника есть сын — это твой будущий муж".

— Пытались пристроить, чтобы обеспечить?

— Да. А мама полюбила моего простого папу, который был из детдома. Он служил с маминым братом в армии. Приехал из Кубани с деревянным чемоданом, в котором было только вино, больше ничего. С таким вот приданным. Его никто не принял, сказали: "До свидания". И тогда они уехали строить Дальний Восток по комсомольской путевке. По сути, мама с ним сбежала. Так они и создали свою семью. У них до последнего дня была такая любовь, которой можно завидовать. Я иногда поражалась – как можно столько детей родить, жить в тяжелой ситуации и так любить друг друга?

— Может быть, ради этого и было все? Ради любви?

— Конечно! Родители всегда спали вместе, даже когда мама уже умирала. Летом они спали на веранде. Они были как одно целое. В жизни надо любить обязательно. Жить ради любви: к родителям, к мужу, к жене, к детям, внукам. Нужно уметь любить людей. Когда ты любишь людей, они тебе не надоедают, не раздражают. Когда нужно поделиться, и есть, с кем поделиться. Когда беда, он тебя тоже поддержит, может дать совет. И чтобы ни случилось, с тобой рядом будет всегда твой друг, твой супруг, твоя дочь. Это и называется любовью. Иногда слышу, что в России все плохо. Да, много надо доработать. Но в такие моменты мне всегда становится интересно – а зачем вы тогда здесь живете? Сегодня мир открыт перед каждым. Вас везде ждут? Пожалуйста. Если вам не нравится здесь – зачем здесь жить.

— Хорошо там, где нас нет...

— Да, но если вы любите свою страну, вы должны делать всё, чтобы здесь было лучше. А если не любите – уезжайте. И посмотрите, как вас там встретят. Я всегда любила свою страну: и в 90-е, и в то время, когда не платили зарплату. Я любила свою страну, когда мандарины мы видели только зимой. Я любила ее тогда, когда мама на Пасху в деревенской пекарне пекла пироги. Я ее люблю и сейчас, когда есть много другого. И людей я очень люблю. Думаю, энергетику питаю от любви.

Я любила своих работников, особенно докеров-механизаторов. Докеры – это определенная каста людей. Настоящие мужики.

— Не все могут догадаться, что эта хрупкая женщина руководила огромным мужским коллективом. Женщина, которая командовала огромным портом со времен Советского Союза.

— Я была заместителем директора Владивостокского морского рыбного порта. Это был самый большой рыбный порт в СССР. А когда Союза не стало, я руководила тремя портами по перегрузке рыбы. Вот вы мне задаете вопрос, а он опять касается любви. Ведь я любила своих работников, особенно докеров-механизаторов. Докеры – это определенная каста людей. Настоящие мужики.

— Мужики?

— Мужики! Они честные, открытые, сильные. Если надо, они тебе такого скажут, что мало не покажется. А если надо, они тебя поддержат, пожалеют. Для меня было так важно прийти в докерскую, посидеть с ними, поговорить…

— Говорили на понятном языке?

— Меня понимали. И на меня никто не обижался. Вы понимаете, что такое руководителю большого предприятия прийти в раздевалку к докерам-механизаторам и увидеть почищенную кружку. Она побитая, но почищенная. И ее почистили для меня. Я понимаю, что для меня специально поставили этот стул. Они мне купили конфет, пирожное. Я всегда приносила им чай, кофе. Но я же видела, что они встречают меня как дорогого гостя. Для меня эти часы были счастьем. Я к ним приходила и чувствовала себя легко, хорошо. Они мне задавали вопросы, которые я не сразу могла решить. Это вопросы о зарплате, детских садах, обеспечения работой. Рыбные порты работают посезонно, и было время, когда они получали не очень много. Но когда я говорила: "Ребят, я к вам приехала отдохнуть. Давайте поговорим о другом?", они сразу переводили тему. Я знала, где учатся их дети, где работают их жены. Для меня это было ценно. Я от них уходила, на месяц зарядившись энергией, которой мне хватало.

У меня очень удачная карьера. И я заслуженно являюсь членом Совета федерации

— Я вспоминаю фильм 1939 года "Член правительства". Помните замечательный монолог: "Вот стою я перед вами, простая русская баба"?

— Знаете, Сережа, можно иронизировать или нет, но я такие слова произносила сама от души. У меня есть награда. Она для меня очень дорогая. Это благодарность от президента Российской Федерации за большую общественную работу и активную жизненную позицию. Мне вручал ее Трутнев, как только стал полномочным представителем президента. Мне предоставили слово. Что я могла сказать в тот момент? И я произнесла: "То, что я сегодня получаю слова благодарности от президента и стою перед вами, девчонка из глухой деревни, говорит о том, что у нас великая страна. Здесь любой человек, вырос ли он в деревне или городе, если он работает на страну, он может получить награду от главы государства. Я очень горжусь не собой, а своей страной".

А сегодня я – член Совета федерации. Это третья власть в стране. Среди нас есть очень много людей, которые начинали с колхозов, с совхозов, с фермерских хозяйств. Они сегодня являются депутатами Госдумы, сенаторами. В нашей стране это возможно.

— Говорят, в политику идут, в основном, те, кто не смог в других сферах реализоваться?

— Это сказал неудачник. Депутат, мэр, губернатор – это человек, который должен реально что-то делать. Мы должны понимать, какие законы принимаем и для чего, и каков результат будет для простого человека. И человек, многого достигший в карьере, может смело идти в политику. Он реально понимает, чем живет определенная отрасль, город. Я пять лет руководила отделением партии. Я девять лет была депутатом гордумы. Я – руководитель огромного предприятия, я – заслуженный работник рыбной промышленности. У меня очень удачная карьера. Я заслуженно являюсь членом Совета федерации. Все, что я наработала в течение долгого времени, сегодня могу воплотить в законах.

— То есть вы считаете, что политик может что-то изменить?

— Политик может многое изменить. И любой человек может много изменить, если он будет неравнодушен. Если будет обозначать свою позицию и отстаивать на любых уровнях.

— Людмила Заумовна, но неужели так легко достучаться до депутата? Бытует мнение, что они прямо небожители неприступные.

— Да ну что вы! Мы выбираем муниципальные комитеты, руководителей районов, поселений, депутатов районных дум. Это учителя, врачи, фермеры. Они – небожители? Да, они знают свою профессиональную сферу. И еще сельскую жизнь, специфику жизни каждого человека. Критиковать всегда легко, тяжелее — что-то делать. Я всегда была за деятельных людей. Не люблю критиканов. У меня и среди друзей такие есть. И на работе были такие, которые возмущаются, что вот, всё плохо. Что конкретно плохо? А предложения у вас какие? Нет предложений. Вот когда мы перестанем думать о том, что придет кто-то и наведет в нашем городе, поселении, стране порядок, то так и будет. Хозяева жизни в своей деревне – мы. Если считаем, что что-то не так, надо выходить и выступать. Сейчас экспертные советы, молодежные палаты, "Народный фронт" — чего только нет. Если ты активный, у тебя есть позиция, ты можешь ее выразить на любом уровне.

— У меня есть последний вопрос. Более 30 с лишним лет вы в рыбоперерабатывающей промышленности, в логистике. Вы рыбу-то едите?

— Рыбу я ем. Но учитывая, что я долгое время работала в рыбной отрасли, я люблю есть рыбу и рыбные продукты, зная, что они хорошего качества.

— А гребешки?

— Я не очень люблю морепродукты. Но гребешки у нас вкусные. Я люблю сама ловить камбалу. Какая она вкусная, когда только поймаешь! А какой вкусный свежий гребешок!

Источник: ПримаМедиа
Что такое FishNet?
FishNet — это Российский рыболовный портал №1. Подробнее →
Полезные ссылки
 
 
<a href="https://www.instaforex.com/ru/" nofollow target="blank">ИнстаФорекс портал"</a>