Интервью руководителя Россельхознадзора

1 декабря 2014 09:56

После того как Россия ограничила продовольственный импорт, у руководителя Россельхознадзора Сергея Данкверта прибавилось работы – его служба борется с контрабандой запрещенных товаров из Канады, США и ЕС и выдает разрешения на импорт продовольствия из Чили, Китая и Индии. В интервью РБК Данкверт рассказал, почему народ не заметит потери норвежской семги, что такое товары и страны прикрытия и как его работе мешают казахские и белорусские партнеры по Таможенному союзу.

«Мы думали, ну как мы будем жить без Норвегии?»

– В последние несколько месяцев Россельхознадзор – главный герой антисанкционных новостей. Ваша работа как-то изменилась?

– Мы как работали – так и работаем, вообще ничего не изменилось. Просто в отличие от других ведомств мы не очень ее пиарили. Но сейчас оказалось, что мы единственные, кто может влиять на ситуацию. А все остальные организации, которые там что-то контролировали, куда-то делись. В том числе и наши уважаемые коллеги из Роспотребнадзора. А наша фитосанитарная и ветеринарная службы – единственные, кто сегодня располагает сведениями по импорту: данными о регистрации предприятий и историей по каждому из них. А повышенное внимание – из-за прессы, которая хочет что-то найти – и находит там, где это есть. Если других источников информации нет – мы не виноваты.

– Есть ли в действиях службы какой-то политический заказ?

– Я бы не стал называть это политическим заказом. Конечно, совещания проходят и у [вице-премьера] Аркадия Дворковича, и у [первого вице-премьера] Игоря Шувалова, и у [премьер-министра] Дмитрия Медведева. Ситуация с обеспечением продовольствия у всех на слуху, и мы ею занимаемся, стараясь быть на шаг впереди. Мы стараемся сделать так, чтобы у нас было, откуда брать продовольствие. Честно говоря, когда были введены ответные меры по Норвегии, мы были в растерянности: думали, ну как мы будем жить без Норвегии? А потом я спросил своего водителя: Павел, у тебя родители живут в Озерском районе Подмосковья, так вот они часто едят охлажденную семгу? Он говорит: они не знают, что это такое. И я понял, что не нужно опасаться, нужно просто смотреть на вещи объективно.

– Можете подвести какие-то итоги по выданным и отобранным разрешениям?

– В области ветеринарного надзора за неполные четыре месяца с момента введения санкций внесены в реестр 424 новых предприятия из 27 стран мира. При этом большая часть пришлась на производителей рыбы и морепродуктов – 260 предприятий. А всего в этом реестре у нас 11,5 тыс. предприятий, так что новые поставщики –  это меньше 5%. Отменены временные ограничения, наложенные на 143 предприятия в 11 странах. Это те страны, руководителей служб которых мы приглашали в первую очередь, они к нам приезжали и оговаривали условия поставки продукции. Бразилия, например, три-четыре раза приезжала. А за кулисами были переговоры, мониторинг, проверки...

– По данным Федеральной таможенной службы, Россия пока не восполнила весь импорт, потерянный в результате введения санкций.

– Таможня не располагает данными, потому что в ее статистике нет Белоруссии. То есть данные-то есть, но это данные, которые предоставляют белорусские коллеги, ведь у нас с ними границы нет. Думаю, что оценка в данном случае сомнительна и не то чтобы отражает реальность. Какую-то часть запрещенных товаров ввозят под видом товаров прикрытия – то есть товаров, которые не подконтрольны нашему ведомству. Например, сырные продукты или замороженные соки. Мы полгода назад написали нашим коллегам из Роспотребнадзора, что, по нашим данным, все сырные продукты с антибиотиками. И полгода потребовалось, чтобы он разобрался в ситуации. Считали, видимо, что конкурирующая фирма что-то им там не то пишет.

«Непонятно, зачем мы тратили время, уговаривая кого-то в Европе»

– Россельхознадзор с августа начал активно выдавать разрешения на импорт, в том числе экзотическим странам. Это означает, что ведомство снизило требования к предприятиям?

– Если говорить об открытии каких-то стран – то раньше никто не обращал внимания, что мы с ними работали. Когда мы объявляем, что открыли Индию или Китай, – это значит, что наши люди уже несколько раз там были и проводили переговоры. Просто раньше это никого не интересовало. Тем более что корректнее смотреть не на разрешения, а на предприятия. В той же Чили их число не так уж сильно выросло, если говорить о поставках рыбной продукции, а вот разрешений, после того как Норвегия ушла с российского рынка, стали брать больше. Латинской Америке мы всегда уделяли серьезное внимание. Но случалось, что нашим специалистам присылали материалы, а мы их не рассматривали. Почему? Потому что не успевали, были другие рынки. У нас был план по инспектированию стран и предприятий на этот год, а когда Россия ввела ответные меры, из него выпали некоторые страны, и график пришлось переделывать. Некоторым странам мы уделяли гораздо меньше внимания, потому что оно доставалось Европе, Америке и Канаде. И мы упустили эти страны из виду, хотя, например, Иран начал серьезно заниматься аквакультурой и птицеводством. А кто об этом раньше думал? И теперь непонятно, зачем мы тратили время, уговаривая кого-то, допустим, в Европе.

– Но все-таки к тем, кто замещает выпадающие поставки, у вас требования ниже?

– Мы не упускаем возможности проконтролировать предприятия в полном объеме. В Чили у нас уехала инспекция, в Китае отгрузка сначала была под контролем двух инспекторов, теперь остался один. Нам нельзя принимать решения расслаблено, и мы больше не ждем по неделе, а быстро принимаем решения. В этом вся разница.

– Список стран прикрытия длинный? Пока получается Украина, Казахстан, Белоруссия, Албания, Македония, Босния и Герцеговина.

– Их больше. Но пока не скажу, какие. И не только европейские, есть и африканские. Наши коллеги, они уже далеко пошли – Зимбабве, Буркина-Фасо и Кот-Д'Ивуар скоро будет... Их документы подделывают. Ты должен проверить, приходил этот товар из Зимбабве или нет. А бизнес нельзя держать, его же не остановишь на границе и не скажешь: а ну-ка, стой здесь, на границе, пока подтверждение не придет. Хотя мы уже к этому идем. И кого-то остановим на границе. Вы же хотите, чтобы мы работали как карающий меч правосудия, а у нас таких полномочий нет. Дайте полномочия – будем работать.

Так список стран прикрытия пополнится?

– Это же жизнь, завтра может быть любая другая страна. Очень просто: ввоз и вывоз из любого государства рано или поздно мы оценим, как бы ни старались его скрывать. Статистику никуда не денешь: если не ввоз в страну, так импорт в нее из других стран все равно станет известен.

Что такое FishNet?
FishNet — это Российский рыболовный портал №1. Подробнее →
Полезные ссылки
 
 
<a href="https://www.instaforex.com/ru/" nofollow target="blank">ИнстаФорекс портал"</a>