Как ситуация с коронавирусом повлияла на рыбопромышленный сектор Камчатки

25 февраля 12:56

О том, как ситуация с коронавирусом повлияла на рыбопромышленный сектор камчатского региона, ожидается ли в этом году удачная лососевая путина, рассказал губернатор Камчатского края Владимир Солодов.

— Как продвигается работа по усилению перерабатывающих мощностей в рыбопромышленном секторе Камчатки?

— На самом деле сейчас это главная тема. Камчатка – это самый рыбный регион Российской Федерации. Мы даем треть от общего объема улова страны и 45% от дальневосточных уловов. Это базовая отрасль экономики, где занято больше всего людей. Также эта отрасль дает основной вклад с точки зрения формирования поступлений в бюджет Камчатского края.

Конечно, мы сейчас с большой настороженностью отслеживаем эту ситуацию, которая сложилась из-за турбулентности на внешних рынках, из-за того, что традиционный основной потребитель минтая – Китай – закрыл поставки на свой рынок, ссылаясь на коронавирусную инфекцию и новые случаи заболеваний. При этом новых правил досмотра или контроля за поступающей продукцией не установлено. Сейчас рыбаки находятся в патовой ситуации. Постепенно заполняются холодильные мощности, проработаны вопросы задействования холодильных мощностей сопредельных государств, в частности Японии, для того чтобы затем можно было осуществлять реэкспорт.

В любом случае нужно готовиться к разным сценариям, потому что непонятно, когда китайский рынок будет вновь открыт, поэтому в моменте прорабатываются вопросы переноса части квот на осеннюю путину. Здесь нужно сделать отсылку, что минтаевая путина состоит из двух частей. Основная, ее еще называют "Путина-А" или "Сезон-А", происходит сейчас. И вторая – "Сезон-Б". Так вот, те квоты, которые не будут выловлены в текущую путину, будут перенесены на осень 2021 года. Это частично позволит снивелировать недополученные доходы, которые сформируются по итогам этой неблагоприятной ситуации. Кроме того, принципиально правительством Российской Федерации принято решение о субсидировании железнодорожных перевозок. Сейчас мы ждем его утверждения на уровне правительства Российской Федерации для того, чтобы больше продукции могло быть перенаправлено в центральные регионы России для хранения на время поиска последующих направлений сбыта. Стратегически мы понимаем, что эта ситуация в очередной раз подталкивает нас к тому, что нам необходимо наращивать собственный объем переработки.

Мы считаем, что основной акцент здесь должна играть береговая переработка, потому что она создает рабочие места и является более эффективной с точки зрения и энергоемкости, и себестоимости итоговой продукции. Сейчас в соответствии с поручениями вице-премьеров Юрия Петровича Трутнева и Виктории Валерьевны Абрамченко мы прорабатываем конкретные инвестиционные проекты береговых заводов, которые позволят этот избыток минтая перерабатывать на территории Камчатки. Это ослабит зависимость от экспорта в Китай и поможет сформировать возможность поставки минтая напрямую на конечные рынки сбыта – европейские государства. Китай основную часть продукции реэкспортирует в Евросоюз.

Эта задача стоит на перспективу двух лет. В итоге мы нарастим мощности из расчета дополнительно примерно 500 тысяч тонн ежегодной переработки.

Предметно проекты сейчас прорабатываются. Безусловно, будем обращаться к правительству Российской Федерации за поддержкой таких проектов, чтобы они в ускоренном режиме могли быть реализованы. Это возможная инфраструктурная поддержка, кредитование, возможно, выделение инвестиционных квот для реализации проектов по прибрежной переработке, по строительству холодильных мощностей и по строительству флота, который сможет в связке с береговыми предприятиями функционировать в минтаевую путину.

— Вы сказали про хранение рыбы в Японии. Переговоры уже ведутся или это только планы?

Переговоры уже ведутся в достаточно продвинутой стадии. Там не очень большой объем хранения, но принципиальное подтверждение есть.

— Вы говорили про поставки по железной дороге, а Северный морской путь рассматриваете?

— Северный морской путь стратегически это, конечно, наша ставка. Мы видим, что он становится главной артерией. Этот коридор уже сейчас оказывается вполне конкурентоспособным.

Мы примерно за две недели можем доставить продукцию из Петропавловска-Камчатского до Санкт-Петербурга. Цена сейчас примерно 14-16 рублей за килограмм. Мы продолжаем отрабатывать это направление, потому что чем больше поставок, тем ниже будет цена. Уже сейчас мы видим, что это вполне конкурентоспособный канал доставки продукции, в том числе рыбной, в Центральную часть России. Что важно, это и доставка к нам на Камчатку тех грузов, которые потребляются в достаточно большом объеме.

Но мы понимаем, что не можем сейчас быстро организовать такие рейсы в силу специфики организации навигации Северным морским путем. Необходимы ледовые проводки, есть требования к ледовому классу судов. Мы сейчас планируем рейсы 2021 года, ориентировочно будет два-четыре рейса. В прошлом году состоялся один рейс.

Мы наращиваем объемы. СМП приобретает особую актуальность с учетом наших планов береговой переработки и поставки рыбы на европейский рынок. Но это все-таки стратегия, а в тактике мы рассматриваем железнодорожный канал, субсидированные тарифы как механизм поддержки наших рыбопромышленников в текущей непростой ситуации.

— Ищет ли Камчатка новые зарубежные рынки сбыта на фоне закрытия портов КНР? В прошлом году был серьезный прирост экспорта рыбы в США с Дальнего Востока. Рассматриваете ли США в этом плане?

— Основные точки сбыта США находятся в достаточном отдалении от нас. Это вопрос к мировым рынкам. В каждой стране свои предпочтения по продукции. Не секрет, что глобальные рынки достаточно закрытые сейчас. Безусловно, эта работа ведется, основной акцент сейчас ставится на европейский рынок, который потребляет основную часть российского минтая после ее обработки на территории Китая.

Но здесь я хочу сказать, что на Камчатке основной рынок сформирован крупными производителями, которые формируют свою собственную систему сбыта от корабля до прилавка. Я считаю, что это правильное направление, которое мы, безусловно, будем поддерживать, чтобы максимальная добавленная стоимость оставалась именно у нас и создавалась на территории Российской Федерации.

— Планируются ли бизнес-миссии в европейские страны для продвижения рыбной продукции?

— Я хочу еще раз подчеркнуть, что рыбный рынок специфичный и достаточно профессиональный. В этом смысле крупные производители рыбы и крупные потребители имеют давно сложившиеся устойчивые контакты. Здесь вопрос отличается от бизнес-миссий, которые направлены на широкий круг товаров общего потребления, скорее, здесь речь идет о нишевых отраслевых рынках и отраслевых площадках для коммуникаций. Мы, безусловно, их задействуем максимально.

— На Камчатке работает социальный проект "Камчатская рыба", который позволяет жителям края покупать рыбопродукцию по сниженным ценам. Сейчас говорят о расширении этой программы?

— Для меня приоритетом является не только развитие рыбной отрасли с точки зрения создания рабочих мест или уплачиваемых налогов, а с точки зрения доступности продуктов питания для жителей Камчатского края. В 2020 году стартовала программа "Доступная рыба", и в отличие от некоторых других регионов, мы сделали ее постоянно действующей. Целый год, в зависимости от того, какая рыба сезонная, в наших крупных супермаркетах и магазинах любой человек может купить рыбу по очень привлекательной цене. Например, горбуша в лососевую путину 2020 года продавалась по цене 50 рублей за килограмм. Соответственно, уже переработанное прямо на берегу филе минтая стоило в районе 120-130 рублей за упаковку. Очень большим спросом пользовались кальмары. Вся эта продукция доступна по цене со скидкой 10-15% от оптовой цены продажи. Этой программы нам удалось добиться благодаря договоренностям между рыбопромышленниками и торговыми сетями. Прямо на ценнике указана оптовая цена и размер скидки, со стороны супермаркета идет минимальная наценка. Это делается для того, чтобы любой покупатель мог удостовериться, как эта цена складывается.

В 2021 году планируем, безусловно, ее расширять. Будет подключаться больше рыбопромышленных компаний, и надеюсь, нам удастся расширить ассортимент. Но хочу еще раз подчеркнуть, что, конечно, ассортимент носит сезонный характер. Во время лососевой путины это и красная рыба, и белорыбица. Сейчас в первую очередь это белорыбица.

— Прошлогоднюю лососевую путину назвали худшей за последние 10 лет. Сейчас появились первые осторожные прогнозы науки на этот год, говорят о 360 тысячах тонн. Лично вы склонны доверять прогнозам, учитывая, что в прошлом году они не оправдались?

— Смотрите, в прошлом году путина была неудачная, но здесь нужно разделять. У нас лов происходит на западном и на восточном побережье. Как правило, по итогам многолетних наблюдений, они чередуются – урожайный, неурожайный год. Особенно на западном побережье. В 2020 году действительно не состоялся прогноз, особенно по объему добычи горбуши на восточном побережье. Мы недовыловили примерно в пять раз меньше по сравнению с прогнозом. Но западное побережье, наоборот, отработало, опять же на профессиональном языке, в полтора раза больше, чем предполагалось, поэтому в целом падение было не таким кардинальным.

Падение добычи происходило не только на Камчатке, но и в других дальневосточных регионах Российской Федерации, а также в Северной Пацифике в целом, в том числе в Северной Америке. Цена на рынках сложилась удачной, и какого-то радикального падения доходов у нас не случилось в 2020 году. 2021 год прогнозируется очень удачным с точки зрения путины. Особенно по горбуше – и по западному, и по восточному побережью. Я с осторожностью отношусь к прогнозам, потому что мы видим, что, к сожалению, не всегда они с точностью оправдываются.

Я считаю, что нам необходимо усиливать рыбохозяйственную науку и принимать во внимание не только, так скажем, прикладные факторы. Сейчас прогноз делается исходя из объема той молоди, которую наука фиксирует в реках и затем в море. Важно еще учитывать фундаментальные факторы, такие как изменение климата, "красные приливы", которые у нас случились в 2020 году. Мы не понимаем, как они повлияли и повлияли ли вообще на подход лососевых. Для этого нам нужно усиливать научные исследования и укреплять возможности нашей науки, потому что в этом залог успешного функционирования рыбохозяйственного комплекса и устойчивого объема вылова.

Перелов является крайне негативным фактором, поскольку может привести к исчерпанию природных ресурсов. Недовылов – это просто недополученный доход, поэтому усиление науки – это очень важное направление.

В целом, конечно, надеемся, что прогнозы оправдаются. В этом случае путина будет удачной и, уверен, сможет компенсировать прошлый недовылов рыбы и проблемы, которые сейчас в минтаевую путину у нас есть.

Источник: РИА Новости
Что такое FishNet?
FishNet — это Российский рыболовный портал №1. Подробнее →
Полезные ссылки
 
 
<a href="https://www.instaforex.com/ru/" nofollow target="blank">ИнстаФорекс портал"</a>