Камчатка меняет облик отрасли

8 апреля 10:21

Губернатор Камчатского края Владимир Солодов активно выступает на разных площадках по вопросам рыбной отрасли. Так, глава региона предложил учитывать при новом выделении инвестиционных квот предыдущий вклад предприятий. Среди поднятых проблем – финансирование рыбохозяйственной науки, налоговое регулирование в отрасли, развитие судоремонта на Камчатке, сохранение водных биоресурсов. Как власти региона видят решение этих вопросов, Владимир Солодов рассказал в интервью.

УЧЕСТЬ ИНВЕСТИЦИИ

– Обсуждается расширение программы инвестиционных квот вылова. Вы предложили защитить интересы активных инвесторов с помощью специального инвестиционного индекса. Расскажите, пожалуйста, детально: в чем смысл этого механизма?

– Прежде всего я хочу подчеркнуть, что на Камчатке мы поддерживаем необходимость стимулировать инвестиции в развитие береговой переработки, переоборудование флота. Наш регион был одним из самых активных участников программы инвестиционных квот, которая была запущена по поручению президента Российской Федерации и дала серьезный импульс к развитию береговой базы и техническому перевооружению судов. Из 42 договоров, заключенных на инвестквоты по Дальневосточному бассейну, 28 приходятся на долю Камчатского края. Договоры с пользователями нашего региона предусматривают инвестиции на сумму более 50 млрд рублей, это достаточно долгосрочные вложения, часть – до 2028 года. Всего предполагается строительство 20 судов и шести береговых заводов, при этом строительство трех судов и пяти заводов уже завершено.

Но в то же время важно, чтобы не было дискриминации предприятий, уже вложившихся в программу инвестквот. Ведь понятно, что при втором раунде распределения такие пользователи не смогут участвовать столь активно: ресурсы уже задействованы, сформировалась серьезная долговая нагрузка. Поэтому я и предложил понятие инвестиционного норматива. Суть этой инициативы в том, чтобы оценить инвестиционную нагрузку и предприятия, которые уже взяли ее на себя в предыдущем раунде распределения инвестквот, на втором этапе не лишать объемов для освоения.

Отмечу, механизм достаточно сложный, потому что непонятно, как определить вот этот показатель инвестирования. Сейчас с правительством по моей инициативе ведется интенсивная работа, чтобы определить конкретные пути. Но я глубоко убежден, что без учета истории инвестирования невозможно конструктивно реализовать следующий этап инвестиционных квот.

Вторая моя инициатива, может быть, звучит не так новаторски, но она еще более важная. При следующих этапах распределения квот на инвестиционные цели нам нужно сделать акцент на развитии береговой переработки. В первом раунде основные квоты пошли на обновление флота. Значимое направление, у нас устаревшие суда, но еще более важна береговая переработка. Это показали проблемы с минтаевой путиной, экспортом минтая. Нужно наращивать переработку на нашем берегу. Она дает наиболее понятный вклад в развитие национальной экономики, обеспечивает рабочие места. Камчатка способна сыграть существенную роль в этом процессе, ведь основной вылов находится в зоне тяготения к нашей береговой линии. У нас есть хорошие инфраструктурные возможности. Думаю, что как минимум 300 тысяч тонн дополнительной береговой переработки в год наши предприятия могли бы обеспечить.

Ряд новых заводов запущен буквально в прошлом году. Например, береговой комплекс колхоза имени Ленина. У компаний отрасли есть опыт, готовность инвестировать. Думаю, с учетом приоритетности береговой переработки это обеспечит серьезный импульс для повышения экономической отдачи от рыбной промышленности, повышение глубины переработки, сделает нашу отрасль более защищенной от внешних шоков.

– При оценке соответствия инвестиционному нормативу, на ваш взгляд, нужно учитывать только те вложения, которые были в предыдущем раунде инвестквот, или инвестиции компании в целом?

– Это как раз вопрос для обсуждения. Я бы сказал, что как минимум нужно учитывать активность пользователя в предыдущем раунде инвестиционных квот. А возможно, включать и другие инвестиции.

Активность в рамках программы инвестиционных квот достаточно просто оценивается, есть статистика, есть понимание, какие направления были реализованы. Кроме того, программа инвестквот предусматривает определенные ограничения, например, строительство судов только на российских верфях, требования к рыбоперерабатывающим заводам. И если мы сейчас расширим механизм норматива на все инвестиции, то попадем в сложную ситуацию: какие вложения учитывать, а какие нет? Поэтому я посчитал первоочередной задачей зафиксировать участие в первом раунде инвестиционных квот, а затем рассмотреть возможность расширения этого механизма.

НАЛОГИ ДЛЯ КРАЯ

– На различных совещаниях, в том числе на декабрьской встрече у помощника президента РФ Максима Орешкина, вы высказывались по поводу пересмотра налогового регулирования в отрасли. Какие моменты, по вашему мнению, нужно учесть при подготовке таких изменений?

– На мой взгляд, налоговое законодательство требует корректировки, так как оно достаточно долгое время не менялось и не отражает нынешнего экономического состояния отрасли. Для бюджета налоговая отдача от рыбохозяйственного комплекса края составляет примерно 13 млрд рублей в год, но основная часть этой суммы складывается из налога на добавленную стоимость и частично – налога на прибыль. А сборы, привязанные собственно к рыбохозяйственной деятельности, за пользование водными биоресурсами составляют совсем малую сумму по сравнению с оборотом – 500 млн рублей в год.

На мой взгляд, необходимо привести в соответствие значение и механизм взимания сбора. Ставки не менялись с 2008 года, хотя мы понимаем, что за это время даже естественная инфляция составила значительную сумму. Также есть некоторый дисбаланс между ценностью разных видов водных биоресурсов и ставками. Например, нерка и другие лососевые виды. Поэтому сборы требуют корректировки.

Вторая, еще более значимая составляющая, – это 85% льгота при уплате сбора. Она установлена на федеральном уровне, однако касается и региональной, и федеральной части собираемых сумм. Я считаю, что эта система также уже устарела и льгота должна предоставляться в соответствии с социальным статусом предприятия, его вкладом в развитие поселков, а не распространяться на всех пользователей без исключения. Понятно, что для градо-, поселкообразующих предприятий льготу необходимо оставить. Но в целом нам нужно установить прозрачный, обоснованный норматив ставки, его взимать в полном объеме, потому что это будет разумное налогообложение.

Крупные рыбопромышленные компании – а я обсуждаю с ними эту тему – в целом поддерживают такие изменения. И здесь мы уже интенсивно работаем, в основном на площадке правительства РФ. Общий консенсус есть.

Второе направление, по которому сейчас идет федеральное правительство, – отмена использования единого сельхозналога в отношении рыбохозяйственных предприятий. Здесь вопрос более сложный, потому что часть предприятий малого и среднего бизнеса может пострадать при переходе на общую систему налогообложения. Здесь, конечно, нужно еще внимательно оценить ситуацию.

Безусловно, нам необходимо при установлении новых правил ориентироваться на общий объем налоговой нагрузки и соотносить его с экономической ситуацией в отрасли. Но, повторюсь, те изменения, о которых я говорил, воспринимаются основными игроками как справедливые и назревшие. Думаю, что нам нужно как можно скорее принять соответствующий законодательный акт. Я несколько раз обращался с такими просьбами в правительство Российской Федерации и планирую продолжить эту работу.

НОВАЯ СТРАТЕГИЯ

– В Камчатском крае решено подготовить стратегию развития рыбохозяйственного комплекса до 2035 года. На каком этапе разработка этого документа? И какие моменты будут в нем отражены?

– Мы находимся в финальной стадии обсуждения проекта стратегии. Подготовлена большая аналитическая база, расчеты. Сама стратегия будет состоять из трех блоков. Первый – это система целеполагания, ведь важно, чтобы мы договорились, какие основные цели мы ставим перед развитием рыбохозяйственного комплекса. На днях (в марте. – Прим. корр.) у нас прошла большая стратегическая сессия на эту тему, в ней участвовали представители предприятий, федеральных органов исполнительной власти, общественные структуры, представители коренных малочисленных народов. Как раз обсуждалось, какие цели будет предусматривать стратегия.

Второй блок – аналитические расчеты, сценарии, выкладки по объему водных биоресурсов, который сейчас добывается, и перспективам.

Третий блок – это комплексные проекты, позволяющие перевести стратегию в практическую плоскость.

У нас полностью готов аналитический блок, есть наметки по проектам, а вот по целеполаганию мы находимся в завершающей стадии. Участники стратегической сессии выделили несколько главных блоков. Это и обеспечение сохранности водных биоресурсов (для меня очень важно, что сами рыбопромышленники на первое место ставят сбережение ресурсной базы, в том числе соблюдение правил и ограничений вылова, обоснованных наукой, и борьбу с браконьерством), и стабильность доступа к водным биоресурсам на долгосрочной основе.

Второй блок – вклад в развитие региона в целом и отдельных рыболовных поселков, повышение уровня жизни. Здесь мы планируем – и это тоже закладывается в стратегии, – что будут заключаться трехсторонние соглашения между краем, рыбопромышленниками и главами прибрежных поселков о развитии населенных пунктов.

Третий блок – это обеспечение населения доступной рыбной продукцией. К этому направлению относится реализация тех проектов, которые уже воплощаются. Например, «Камчатская рыба», когда со скидкой по отношению к оптовой цене рыбопромышленники продают свою продукцию, а крупные торговые сети без наценки размещают ее на своих прилавках со специальной маркировкой.

У нас этот проект стартовал в прошлом году, будем активно эту работу продолжать. К третьему блоку также относится расширение доступа к любительскому и традиционному рыболовству.

Четвертая задача – подготовка кадров и создание рабочих мест для жителей региона. Почти все участники сессии отметили, что кадровое обеспечение у нас сейчас – один из сдерживающих факторов. Даже не инфраструктура, а именно нехватка квалифицированных кадров. И здесь речь идет и об инженерных высококвалифицированных кадрах для новых перерабатывающих заводов и судов, и о подготовке людей по базовым направлениям, потому что я считаю, что нам нужно постепенно двигаться к замещению вахтовиков местными жителями. Этот вопрос нельзя решить одномоментно, и, наверное, нельзя обеспечить такую замену на 100%, но стремиться к этому – тоже наш приоритет. В прошлом году из-за коронавируса многие рыбопромышленники переключились на местную рабочую силу, и определенный толчок был дан.

Также хотел бы упомянуть комплексные проекты, которые мы прорабатываем в рамках третьего блока стратегии. Первое – это развитие береговой переработки, устойчивое развитие лососевой подотрасли, потому что понятно, что она для нас имеет особое значение. Второе – создание в регионе центра комплексного обслуживания рыбопромыслового флота. 11 марта на совещании, которое проводили вице-премьер, куратор промышленности в правительстве Юрий Борисов и вице-премьер – полпред президента в ДФО Юрий Трутнев, я обосновывал важность такой работы на Камчатке и попросил о федеральной поддержке для возрождения судоремонта в крае.

Четвертый проект – доступная рыба.

И интересный пятый проект, который часто оказывается у нас за бортом, – это развитие рекреационного рыболовства. Считаю, что рыболовный туризм – одна из сфер, имеющих очень большой потенциал роста, в том числе на Камчатке. Я сравнивал объем экономической деятельности в этой сфере у нас и, например, на Аляске, он абсолютно несопоставим. Думаю, что нам нужно рыболовный туризм в стратегию развития рыбного хозяйства также включать. Мы традиционно фокусируемся только на промышленном рыболовстве, но на самом деле эти сферы тесно взаимосвязаны, и развитие современного, цивилизованного рекреационного рыболовства может внести очень серьезный вклад в поддержание порядка в этой сфере, сокращение браконьерства, обеспечить создание дополнительной добавленной стоимости и рабочих мест.

До апреля мы должны окончательно свести цели, которые предусматриваются в стратегии, в систему, после этого документ будет представлен для итогового обсуждения общественностью и утверждения. Хочу поблагодарить всех, кто участвует в подготовке стратегии. Это отраслевое сообщество, Всероссийская ассоциация рыбопромышленников (ВАРПЭ), Агентство стратегических инициатив, Высшая школа экономики, еще целый ряд научных и образовательных учреждений, которые в этой сфере работают.

– Таким образом, стратегия будет не только отражать цели и задачи в области промышленного рыболовства, но и будет уделять большое внимание традиционному рыболовству КМНС, любительской, рекреационной рыбалке?

– Абсолютно точно. Как я уже упомянул, одной из первоочередных целей мы ставим обеспечение населения доступной рыбой. Сюда относится обеспечение прав коренных малочисленных народов, проживающих на территории Камчатского края, и облегчение доступа к любительскому рыболовству – это, в свою очередь, рыбалка для туристов и наших жителей в рекреационных целях и рыболовство для личного потребления.

НЕЗАВИСИМОСТЬ БЕРЕГА

– Предприятия рыбной промышленности столкнулись с проблемами при поставках через порты Китая. Как вы считаете, к каким решениям подводит ситуация текущего года в отрасли?

– Отчасти я уже коснулся этой темы. Сложившаяся ситуация еще раз нам говорит, что нужно максимально обеспечивать переработку, в том числе глубокую, на территории России. Зависимость от монопотребителя, в этом случае от КНР, создает фактор неопределенности, способный сыграть негативную роль.

Минтай оказался в наибольшей зоне риска как массовый и ценный объект, не имеющий достаточного рынка в России. Эта рыба должна перерабатываться у нас по крайней мере в филе, для того чтобы затем поставляться на конечные рынки (а это прежде всего Европа) без посредников в лице других стран.

Мы со своей стороны готовим предметные предложения по поводу того, какие перерабатывающие мощности можно в ближайшее время запустить. Речь идет о том, чтобы за два года обеспечить в значительной степени независимость от поставок на экспорт необработанных водных биоресурсов.

При этом я не думаю, что здесь должны быть какие-то моратории или строгий запрет по аналогии с введенным в лесной отрасли. Рыбное хозяйство – сложная сфера, и отдельные виды водных биоресурсов экономически целесообразно (и рынки так устроены) экспортировать в необработанном виде. Например, краб часто доставляется вообще в живом виде.

Но в целом идти по пути исключения излишних посредников при экспорте, конечно, необходимо. И ключ к этому – собственная переработка, в первую очередь береговая.

Отмечу также, что у нас активно строились заводы, но все равно значительная их часть ориентирована на сезонную работу, на лососевую путину. А нам нужно, я считаю, постепенно переходить к круглогодичной береговой переработке. Должна быть выстроена цепочка: с холодильными мощностями (их тоже у нас нехватка), береговой круглогодичной переработкой, системой транспортировки. Здесь очевидную роль может сыграть запуск Северного морского пути, который будет дополнять традиционную доставку в центральную часть России железной дорогой. Мы видим, что Севморпуть уже сейчас вполне конкурентоспособен по цене и срокам. И весь вопрос в создании удобной системы логистики и стабильности, регулярности поставок.

УЧАСТКИ БЕЗ ТОРГОВ

– В декабре Правительство внесло в Госдуму законопроект о расширении использования в рыбной отрасли электронных торгов. Документ предусматривает в том числе новые принципы распределения участков для промысла. При обсуждении поправок руководители ассоциаций отрасли вновь заговорили о том, что нужно установить механизм закрепления промысловых участков за добросовестными пользователями без торгов – без конкурсов и аукционов. Как вы относитесь к этой идее?

– Я поддерживаю эту позицию, считаю, что для устойчивого развития рыбной промышленности важно обеспечить доступ к водным биоресурсам и стабильность регулирования. Ведь предприятия будут вкладываться в береговую переработку, в техническое перевооружение флота только в том случае, если будет уверенность на долгий срок вперед в возможности осуществления лова. И любая нестабильность здесь резко снижает мотивацию к инвестициям.

Поэтому я считаю, что с учетом инвестиционного норматива, оценки инвестиций, выполнения всех требований и обязательств нужно сохранять рыболовные участки за добросовестными пользователями, которые ориентированы на вложения в переработку, в создание новых рабочих мест, на ответственное ведение бизнеса.

Если участок по тем или иным причинам высвобождается либо формируется новый участок, то, на мой взгляд, электронный формат правильный и удобный. Электронные торги – это прозрачный механизм, который позволит обеспечить равноправную конкуренцию. Но приоритет должен быть отдан сохранению участков за добросовестными, ориентированными на инвестиции пользователями.

НАУЧНЫЙ ФУНДАМЕНТ

– Еще одна тема, о которой много говорили представители предприятий, – это научная составляющая в жизни отрасли. Какие ключевые задачи по поддержке и развитию работы КамчатНИРО вы бы выделили? Каких результатов здесь удалось добиться за тот период, что эта проблема поднимается на разных площадках?

– В целом развитие науки – это тоже одна из тех сфер, которые рыбаков очень сильно волнуют, потому что достоверный прогноз – основа для эффективно выстроенной подготовки и осуществления промысла. Мы, к сожалению, сейчас видим, что наука находится в достаточно, не побоюсь этого слова, бедственном положении, так как в последние годы ее финансирование планомерно сокращалось. На стратегической сессии один из участников привел данные: когда были отменены «научные уловы», решено было, что денежный эквивалент этих объемов будет переведен на финансирование науки. Но, оглядываясь назад, мы видим, что финансовое обеспечение с поправкой на инфляцию составляет даже меньше, чем тогда, – примерно 80% того уровня. И есть тенденция сокращения. Это самый тревожный сигнал, и ситуацию нужно срочно исправлять. Особенно в таких регионах, как Камчатка, Мурманская область и другие.

Что нам удалось сделать? Во-первых, мы привлекли внимание к проблеме финансирования отраслевой науки. Виктория Валерьевна Абрамченко нас поддержала и поручила при планировании сокращения численности сотрудников научных организаций или урезания финансирования делать это не линейно, а учитывать важность для отрасли таких территорий, как Камчатский край, Мурманская область.

Во-вторых, как такового сокращения научного штата не произошло, хотя оно и планировалось. В прошлом году были сокращены только административные работники.

В-третьих, в 2021 году будут расширены исследования лососей – ключевого для нашего региона вида водных биоресурсов. По лососям достоверность научной информации по состоянию запасов и прогнозу подходов особенно важна. Перед путиной будут проведены необходимые работы по уточнению ожидаемых подходов.

При этом я считаю, что сделано все равно пока недостаточно и нам нужно усиливать работу в этом направлении. Необходимо проработать механизм внебюджетного финансирования отраслевых исследований. Обсуждается идея специального фонда, который, может быть, будут формировать рыбопромышленники, а средства целевым образом будут направлять на развитие науки.

Без решения всех этих вопросов мы не добьемся выполнения главной задачи, чтобы у нас обновлялись научные кадры, приходили в эту сферу новые сильные специалисты.

Считаю, что развитие отраслевой науки должно остаться для нас приоритетной задачей, потому что в противном случае другие направления, которыми мы занимаемся, будут лишены фундамента. Придется заниматься гаданиями на кофейной гуще вместо научно обоснованных действий по обеспечению стабильных уловов, позволяющих сохранить запасы водных биоресурсов и при этом принести максимальный эффект для предприятий, региона и экономики в целом.

– Еще обращалось внимание, что нужно усиливать взаимодействие между отраслевым научно-исследовательским институтом и рыбохозяйственными вузами, чтобы они объединяли свой потенциал?

– Да, я также обращал на это внимание. Необходимость такого объединения усилий ярко видна на Камчатке. У нас есть Камчатский филиал ВНИРО (КамчатНИРО) и есть ведомственный университет КГТУ. При этом их деятельность не увязана в единый научно-образовательный комплекс. Не организационно, не с точки зрения слияния, но с точки зрения работы это должно быть иначе.

Необходимо, чтобы кадры готовились под задачи прикладной науки, а фундаментальные исследования были увязаны с прикладными. Такое сотрудничество могло бы, например, использоваться для изучения явления «красных приливов» и его влияния на водные биоресурсы.

Логика научно-образовательных центров кажется мне очень правильной. На Камчатке мы будем стараться обеспечивать увязку работы всех институтов для решения целостной, комплексной задачи.

ГЛАВНАЯ СФЕРА

– Вы плотно работаете с вопросами рыбной отрасли. Как складывается диалог с рыбопромышленными объединениями, компаниями?

– Для меня, действительно, работа по вопросам рыбного хозяйства приоритетная, потому что это главная отрасль для Камчатки. Здесь я ставлю перед собой задачу стать специалистом, разобраться во всех деталях лично. И в этой связи, конечно, для меня очень важен прямой контакт.

Взаимодействие складывается очень конструктивно, я регулярно встречаюсь с представителями всех крупных компаний. С представителями ассоциаций вообще работаем в тесном контакте, как одна команда. Пример – как построена подготовка стратегии рыбохозяйственной отрасли. Активно задействованы все рыбопромышленные ассоциации, нет какого-то исключения из диалога или монополии.

Планирую защищать отрасль, добиваться учета интересов Камчатского края при принятии решений по федеральному регулированию. Эту задачу считаю приоритетной для себя как губернатора самого рыбного региона России.

Источник: Fishnews
Что такое FishNet?
FishNet — это Российский рыболовный портал №1. Подробнее →
Полезные ссылки
 
 
<a href="https://www.instaforex.com/ru/" nofollow target="blank">ИнстаФорекс портал"</a>