Пресс-конференция представителей Федерального агентства по рыболовству "Рекордный улов российского лосося: на чьих прилавках окажется

10 августа 2011 12:00
Состоялась Пресс-конференция представителей Федерального агентства по рыболовству "Рекордный улов российского лосося: на чьих прилавках окажется деликатес". Об этом сообщает https://www.fishnet.ru/ со ссылкой на РБК.

Вступительное слово ведущего.

Добрый день, мы приветствуем посетителей сайта РБК и журналистов, собравшихся в пресс-центре медиахолдинга. Тема нашей интернет-пресс-конференции - "Рекордный улов российского лосося: на чьих прилавках окажется деликатес".

Информационным поводом для сегодняшней встречи стал факт того, что в России был преодолен исторический максимум по вылову лососевых видов рыбы - свыше 270 тыс. тонн. Это самая рекордная путина за всю историю наблюдений - с 1928г. И еще одна новость - впервые в этом году транспортировка красной рыбы будет осуществляться по Северному морскому пути.

Как все это отразится на российских прилавках? Об этом будем говорить сегодня с заместителем руководителя Федерального агентства по рыболовству Василием Соколовым, председателем общественного совета при Федеральном агентстве по рыболовству, руководителем центра общественных связей Федерального агентства по рыболовству Александром Савельевым. Они ответят на вопросы журналистов и интернет-аудитории.

Вступительное слово А.Савельева.

А.Савельев: На сегодняшний день российские рыбаки выловили в общей сложности 2 млн 549 тыс. т рыбы. Это на 7% больше, чем за тот же период в рекордном прошлом году. Напомню, что в прошлом году российские рыбаки выловили 4,4 млн т рыбы, чего не было уже очень долгое время. Надо сказать, что и в этом году рыбная отрасль демонстрирует уверенный рост: в I квартале 2011г. рост ВВП составил 19,8%, что во всем мире называется "экономическим чудом". И выловы растут, опережая прошлый год.

Существенную долю в этом объеме занимает лосось - самая востребованная, самая деликатесная рыба. Сейчас в связи с этими рекордными уловами многие журналисты, аналитики, наблюдатели рынка начинают сравнивать дикий российский лосось и норвежский искусственно выращенный. Это все равно, что сравнивать Mercedes с "Жигулями", но в данном случае "Жигулями" является норвежский искусственно выращенный лосось, а Mercedes - дикая российская рыба.

Надо сказать честно, что за последние 20 лет норвежцы очень преуспели на нашем рынке и взвинтили цены на собственную не очень качественную рыбу - это искусственно выращенные особи, вскормленные мукой животного происхождения - там цвет можно задавать и все что угодно. И это является нашим национальным позором, что норвежский лосось стоит в разы дороже, чем дикая российская востребованная рыба. У нас есть опасения, что эта ситуация сохранится. Больше того, сейчас китайцы очень активно скупают на Дальнем Востоке нашу рыбу, планируют скупить порядка 100 тыс. т - они дают и цену больше, чем наши трейдеры. И, собственно, их план заключается в том, что они перерабатывают на своих предприятиях в филе этот лосось и успешно торгуют им на европейских и американских рынках. Поэтому у нас возникает целый ряд проблем: нашу рыбу и ее покупателей разделяют 9-10 тыс. км, и рыбе очень сложно преодолеть это расстояние.

Вступительное слово В.Соколова.

Я хочу уточнить то, что уже было сказано, что рекордная путина была только на Камчатке. Мы, конечно, рассчитываем, что на Сахалине тоже будет побит очередной рекорд. Но пока рекордная путина была в 2009г. - 530 тыс. тонн лосося, которые были взяты в 2009г., - это абсолютный рекорд, и даже не с 1928г., а вообще с начала столетия за всю историю наблюдения такого не было. И запасы лосося с каждым годом пока растут, что говорит о том, что управление диким лососем у нас в России, в отличие от многих стран, является эффективным. Сейчас, не ради хвастовства, а за Камчатку очень отрадно, там 227 тыс. тонн выловлено (что существенно превышает - 171 тыс. тонн была выловлена на этот момент), но суммарно никогда Камчатка не перепрыгивала такой порог, поэтому это абсолютный рекорд.

Но у нас и в целом по Дальнему Востоку уже сейчас 348 тыс. т лосося выловлено, что почти на 51 тыс. т превышает показатель рекордного 2009г. Поэтому мы все сейчас ждем еще сахалинской путины, рассчитываем, что не подведет, не подкачает, но проблемы есть. Вы правильно сказали, что Северный морской путь у нас появился. Куда пойдет лосось? Это очень хороший вопрос, потому что в предыдущие два года у нас от 100 до 130 тыс. тонн ушло на Китай. И мы ожидаем, что цифры поставок на Китай не уменьшатся, а, возможно, даже и увеличатся. Связано это со многими причинами. Во-первых, гораздо лучше логистика. То есть суда приходят в порт, мгновенно их разгружают, мгновенно переводят деньги. То есть никаких задержек нет. Нет проблем просто у рыбака прийти туда и сдать. Во-вторых, более комфортные условия вывоза. Ну и, наконец, там нет ряда таких служб, которые присутствуют у нас, нет определенных нормативов, которые у нас до сих пор применяются, что, в общем-то, существенно осложняет жизнь нашим рыбакам, когда они поставляют на внутренний рынок. Ну и, конечно, транспортная составляющая совсем другая.

Откуда возник Северный морской путь? Во-первых, это быстрый способ доставить в центральную часть России - планируется, что в Санкт-Петербург придет судно - оно уже загружено и даже вот сейчас уже идет на прохождение таможенных процедур в Петропавловск-Камчатский. Но все как всегда у нас утыкается в несовершенство нашего законодательства. Понятно, что давно не пользовались Северным морским путем, возникают у рыбаков элементарные проблемы. Они находятся на севере от Петропавловска-Камчатского, там примерно двое-трое суток пути транспорту, он загружен - 9 тыс. тонн на борту. Могли бы идти прямо из района промыслов в Санкт-Петербург. Но получается, что будут неоднократно пересекать российскую границу, то есть 12-мильную зону, что накладывает определенные сложности на этот маршрут - по нынешнему законодательству они должны, получается, пройти оформление как таможенный транзит. Мы с коллегами из таможенной службы, конечно, будем в кратчайшие сроки прорабатывать этот вопрос - надеемся, что это не первый и не последний транспорт, который уйдет Северным морским путем - будем работать, чтобы их оформляли как дальний каботаж и им не нужно было спускаться в Петропавловск-Камчатский. Прохождение таможенных процедур, в принципе, бесплатно, но трое суток в одну сторону, еще трое суток им придется только до той же точки подниматься, и только потом они уже пойдут огибать через Берингов пролив и идти Северным морским путем. 5-6 суток, и порядка 200-250 тыс. руб. в сутки затраты. Соответственно, больше миллиона они просто ни на что потеряют, что, соответственно, скажется и на цене рыбы.

Вообще, транспортная составляющая - это, конечно, наша большая сложность, хотя она в принципе всегда учитывается в конечной стоимости продукции. По многим объектам она не занимает большой величины, но для некоторых это очень существенно. Например, капусту довезти с Сахалина - лучшая капуста, поверьте мне, это Сахалин и Белое море. У нас почти вся капуста морская, которая продается, - это искусственная китайского происхождения. У них огромные плантации, совершенно другой выход, другая толщина, другое качество. Но чтобы довезти нашу капусту с Сахалина - сейчас это порядка 13 руб. Себестоимость самой капусты за килограмм - 10 руб. До роста цен на железнодорожные тарифы ее здесь продавали оптом по 25 руб., но сейчас с ростом тарифов, то 10 плюс 13 получается 23, и, естественно, уже стоимость опта здесь, в Москве, должна измениться, поскольку прибыль тоже должны получать наши коммерсанты.

Это что касается транспорта. Кроме того, большая проблема - до сих пор мы не можем устранить целый ряд административных барьеров. Причем они иногда возникают на пустом месте. Например, Приморское управление Россельхознадзора (Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору) опубликовало список районов, которые рекомендуется изучать с точки зрения радиологии. И туда попала часть Восточной Камчатки, Западная Камчатка, Курилы. И естественно, это действует на потребителя - как только он видит такую карту, то думает: "Как же так, лосось, наверное, заражен!". Ну больший бред придумать сложно, то есть у нас работают в постоянном режиме и на транспортах, и на береговых базах, и научные суда постоянно ведут мониторинг - нет никакого заражения радиацией. Но вот эта карта, она, конечно, имеет такой негативный эффект. И, главное, сразу же удлиняется процедура. Давайте возьмем радиологический контроль - это опять-таки лишние затраты, сутки простоя. То есть у нас очень много вот таких моментов, которые, к сожалению, до сих пор не отрегулированы. Мы сейчас входим в Таможенный союз. Опять-таки очень сложно идет работа по техрегламенту, которая сказывается на том, где окажется рыба. То есть чем проще доступ от рыбака до прилавка, тем рыба, естественно, будет дешевле. И я не соглашусь с тем, что наш лосось должен стоить дороже норвежского. Пускай тот стоит дорого, его никто покупать не будет, особенно если наконец-то люди все-таки поймут, что есть разница между дикой и аквакультурной рыбой - и она существенная. Но на каждый продукт есть свой потребитель. Если человеку хочется платить по 700 руб., то пускай платит. Нам главное, чтобы высококачественный продукт дошел до нашего прилавка и имел адекватную стоимость, имел адекватную цену, которая была бы по карману большей части нашего населения. Потому что, на самом деле, рыба, которая поставляется из наших морей, она несравнима по качеству, когда она производится.

Тут еще один момент - хранение и реализация. Здесь совершенно очевидная проблема, что по факту, по функционалу нет ведомства, которое бы этим занималось. То есть функционал Росрыболовства он заканчивается на вылове, доставке - и все. А что дальше происходит, функционально к Росрыболовству не имеет отношения, но и нет никакого другого ведомства, которое бы занималось всей этой цепочкой. А на самом деле это очень важно, потому что если иметь картинку где и что происходит, то можно будет многое отрегулировать. У нас даже (если понять остроту проблемы) достаточно сказать, что Виктором Зубковым давалось специальное поручение Федеральной антимонопольной службе (ФАС РФ) проверить вот эту цепочку от рыбака до потребителя. ФАС с его мощнейшим административным ресурсом бился год, и получили-таки картинку, как меняется цена, но у них там образовалась и явно выделилась некая "серая зона", которую они не смогли выявить, - кто же это в этой цене, причем цена получалась очень большая.

Поэтому, пока не будет ответственного, я думаю, что много будет происходить такого, что будет мешать нашей рыбе попасть на прилавок за приемлемую цену.

Вступительное слово А.Савельева (дополнение).

Все-таки я два слова добавлю по поводу норвежского лосося. Наши европейские коллеги, особенно в Испании, не перестают предупреждать своих сограждан и потребителей о том, что эту рыбу не рекомендуется есть чаще, чем один раз в неделю. Просто те, кто платит по 500-700 руб., должны понимать, что они покупают дрянь за эти большие деньги, откровенную дрянь, вскормленную генно-модифицированными продуктами.

Вопрос: Какая доставка рыбы с Дальнего Востока до портов в Санкт-Петербурге, Мурманске, Новороссийске стоит дороже - морским путем или железнодорожным?

В.Соколов: Очень легко считается. Сейчас морским путем от Петропавловска до Владивостока примерно 6 руб. за килограмм. Из Владивостока до Москвы обходится сейчас порядка 10-11 руб. Еще недавно, две недели назад, это было 8 руб. В начале 2011г. это было порядка 6 руб. Понятно, что перевозчики тоже живут в рынке. И, естественно, когда есть предложение, предоставляют спрос за ту сумму, за которую считают адекватным это делать. Более того, тут опять-таки сказывается проблема отсутствия плановой системы. И отсутствие неких интегрированных структур очень влияет на этот рынок, потому что, как говорят железнодорожники, они бы и рады делать меньше эту цифру, лишь бы она была постоянной в течение всего года и они были загружены. А то получается, что в лососевую путину железнодорожники работают вовсю, а большую часть года они простаивают. И, естественно, они пытаются компенсировать этот простой за счет подъема цен в тот период, когда наибольший ажиотаж.

Морским путем оценка - порядка 14-16 руб. за килограмм. Но, во-первых, здесь отсутствуют те барьеры, о которых я говорил - не нужно из Петропавловска во Владивосток и по дороге еще много-много где могут проверить, что-то там выявить внезапно. Отсутствуют проблемы с хранением. Более того, все перегрузы сильно влияют на качество. И когда загружают в одном месте и идут прямиком в Санкт-Петербург и тут же попадают в Центральную Россию максимально близко к потребителю - естественно, это выгодно.

Вопрос Северного морского пути - достаточно новый для наших рыбаков, не ходили они в последние годы, и обустройство Северного морского пути требует отдельной проработки. Но надеемся, что опыт, который сейчас происходит, будет положительным, и уже в последующие годы наши суда пойдут по проторенной дорожке, и Минтранс сможет обеспечить прохождение всех судов через Северный морской путь. Надо сказать, что норвежцы уже сильно отреагировали на это в таких неформальных беседах - во-первых, восхищаются тем, что у нас лососевая путина так идет, то есть никто не ожидал, что у нас в последние годы будет такой прирост вылова. Ну и то, что этот Северный морской путь, о котором многие страны думают сейчас, будет рыбаками пробиваться - это большой шаг и в плане вообще нашего освоения Арктики.

А.Савельев: Василий Игоревич сказал о некой "серой зоне", которую ФАС (Федеральная антимонопольная служба) не может вычислить, но мы вот говорим о том, что китайцы сейчас покупают лосось по 2 тыс. долл. за тонну, а наши предлагают по 1600-1800. Порядка 50 руб. сложилась цена на Дальнем Востоке. Но уже во Владивостоке, и тем более в Москве этот лосось продается по 135-180 руб. Собственно, о транспортных расходах Василий Игоревич сказал - все остается у алчных торговцев, вот эта "серая зона".

Вопрос: Сейчас рыбодобывающие предприятия, не найдя сбыта на территории РФ или в качестве оплаты своих обязательств перед иностранными кредиторами, продают уловы за границу. Это ведет к тому, что рыбаки недополучают прибыль, сокращаются поступления в бюджет, а потребителю в РФ предлагают продукцию не самого хорошего качества и по высоким ценам. Почему не организовать структуру, подобно Российскому зерновому союзу, которая будет производить от лица государства закупки по установленным ценам?

А.Савельев: Нас уже не в первый раз подталкивают к тому, чтобы заняться бизнесом, но я хочу напомнить, что Росрыболовство - это исполнительный орган власти, и коммерцией он не занимается. Другое дело, что мы очень внимательно и тщательно смотрим на состояние рынка и стараемся создавать максимально благоприятную нормативно-правовую базу для того, чтобы бизнес, в том числе, занялся и транспортировкой, и логистикой, и созданием холодильных мощностей, чего у нас, собственно, и не хватает. Вы знаете, что есть целые программы по субсидированию ставок на кредиты, взятые под организацию розничной торговли, рынков, тех же магазинов "Океан" и т.д. Нас трудно упрекнуть в том, что мы закрыты. Мы, пожалуй, еженедельно встречаемся с представителями СМИ, мы постоянно даем импульсы и информацию рынку, где болевые точки, где можно зарабатывать, поэтому это дело бизнеса.

В.Соколов: Если позволите, я добавлю. На самом деле, пользователь правильно задал вопрос, а регулятор такой в зерне есть - это Минсельхоз. Я в начале говорил, что Росрыболовство не отвечает за эту часть, поэтому пока такие полномочия не будут возложены на Росрыболовство или на любой другой орган, вот это, к сожалению, невозможно.

Но опять-таки добавлю, что у нас бизнес (и, кстати, в лососе) сильно укрупняется. Недавно мы были на Камчатке и проводили штаб лососевой путины, впечатление, конечно, потрясающее - как сильно Камчатка шагнула в плане береговой переработки, в плане организации промысла за последние 5 лет. Там строятся замечательнейшие заводы, производится великолепнейшая продукция, и бизнес уже сам определяет (и достаточно эффективно), где ему хранить, как транспортировать. Но пока у нас есть еще эта беда - условия на внутреннем рынке, к сожалению, не всегда комфортнее, а зачастую - менее комфортные, чем на внешнем. Естественною, бизнес идет туда, где лучше, где выгоднее. И второй очень важный момент - это потребление на внутреннем рынке, которое растет очень быстро. Вообще, российский рынок очень быстро развивается в плане потребления рыбной продукции, и это здорово. Население начинает понимать, что рыбу есть очень полезно, и это замечательно. Но все равно все упирается, в то, что на качественную российскую рыбку спрос пока не так велик. Почему? Во-первых, виноваты и сами бизнесмены, потому что зачастую продукция производится не так выгодно и не так красиво, как это делают норвежцы. Сравните норвежскую семгу - она такая красненькая (никто же не знает, что там просто подбросили красители в корм, и мясо стало красным), такая жирная, упаковочка красивая. Наши рыбаки, наши переработчики зачастую проигрывают. Плюс, конечно, есть очень много так называемых "помоек". Нет регулятора на этом рынке, который выстроил бы эту систему. Вот недавно разговаривали с переработчиками, у нас было большое совещание, и очень хорошую фразу там произнесли: что в плане борьбы с браконьерством сделан колоссальный шаг в рыболовстве, российская рыба по большей части стала легальной, и в первую очередь не только за счет действий Росрыболовства, ФСБ и других структур, изменившейся нормативно-правовой базы - большой вклад здесь внесли рыбаки. То есть они видят в браконьере своего прямого конкурента, который им мешает. Он подрывает их запасы, он роняет цену, поставляет некачественную рыбу - в общем, это конкурент, его нужно, естественно, удушить. И рыбаки очень активно за это тоже взялись, и всеми успехами мы обязаны именно такой консолидированной работе. Что же касается переработки, то легальные, хорошие переработчики тоже понимают сейчас, что у них есть конкуренты - это нелегальные или полулегальные переработчики, которые производят плохую продукцию, добавляют в консервы 30-40% воды, покрывают рыбу и креветку большим слоем глазировки, под которой некачественная продукция.

То есть они понимают, что им тоже сейчас нужно бороться, и консолидация этого бизнеса тоже сейчас идет. И я думаю, что как только произойдет стыковка органов исполнительной власти и такого легального бизнеса, станет все по-другому и на нашем рынке. Вот я как покупатель - почему у меня возникают сомнения, покупать или не покупать рыбу. Не только потому, что я просто знаю, какая рыба хорошая и где ее взять, а еще и потому, что в любом магазине, покупая продукт, я внутренне не уверен, что получу именно то, что мне нужно. Купив филе минтая или треску, я никогда не буду уверен, что придя домой не получу там полную ерунду, что смогу это есть и не буду вынужден отдать кошке или просто выкинуть, потому что это некачественный продукт, хотя и российский.

То есть у покупателя всегда есть сомнения - купит он то, что ему нужно, или не то. Вот в этом отношении тоже прорабатываем вопрос, считаем, что пути уже нащупаны. Это и добровольная сертификация - что переработчики и рыбопромышленники должны объединиться - и они уже это собираются сделать - и сертифицировать те продукты, с которыми они могут гарантировать, что их качество, вплоть до реализации, будет соблюдено. И человек всегда будет уверен, что заплатит деньги именно за тот продукт, который он хочет, и тогда, конечно, потребление у нас вырастет.

А.Савельев: Я вам парадоксальную вещь добавлю: рыбу выдают за норвежскую на московском рынке. Вы понимаете, в чем глупость и парадокс этой ситуации. Надо отдать должное норвежским коллегам - они очень качественно занимаются продвижением своей дрянной, прямо скажем, рыбы на российский рынок и вкладывают колоссальные деньги - миллионы долларов - в рекламу. И они в этом преуспели. Поэтому на фоне успехов российских рыбаков не исключено, что мы на нашем рынке получим то же филе с Дальнего Востока, но уже изготовленное в Китае и приехавшее через Европу. Поэтому надо обратить внимание на продвижение российской рыбы, в том числе надеюсь на поддержку и помощь средств массовой информации, которые все-таки донесут до нашего потребителя, что эта рыба гораздо лучше, чем норвежская.

А.Узбекова ("Российская газета"): Скажите, пожалуйста, какова доля норвежской рыбы на прилавках российских магазинов и какова доля нашей, отечественной?

А.Савельев: Василий Игоревич совершенно справедливо отметил, что функционал Федерального агентства по рыболовству заканчивается на причале. Мы специально не занимаемся исследованиями.

В.Соколов: Ну, давайте скажем так, что 4,3 млн всего выловили в прошлом году, 1,4 млн ушел за рубеж, 1 млн мы ввезли из-за рубежа. То есть соотношение российской рыбы с импортной пока в нашу пользу.

А.Савельев: Ну, и российской рыбы на рынке порядка 80%, если быть точным - 78%.

А.Узбекова ("Российская газета"): А почему вы называете норвежскую рыбу дрянью и чем она отличается от нашей рыбы? Есть ли какие-то признаки, которые отличают ее от нашей рыбы? Какая разница в цене между норвежской и нашей рыбой?

А.Савельев: Норвежскую рыбу выращивают в садках. Она живет там без движения, в отличие от дикой рыбы, которая передвигается активно. Вот некоторые эмоциональные женщины-москвички, которые говорят: "Замечательная рыба, тает во рту". Это как раз свидетельствует о том, что в рыбе отсутствует мышечная масса. А собственно задача аквакультурного бизнеса Норвегии - вырастить быстро и много. Поэтому рыбу вскармливают мукой животного происхождения, там существует огромное количество заболеваний, поскольку она не движется. Поэтому норвежцы вынуждены сдабривать все это - и корм для рыбы, и среду, в которой она содержится - всевозможного рода антибиотиками. Поймите простую вещь: то, что искусственно сделано, произведено, и создано Богом, дикой природой - это даже сравнивать некорректно и неприлично. А в наших условиях дикость ситуации заключается еще и в том, что она стоит в разы больше. Вы должны понимать, что в этой цене - и расходы на рекламу, и расходы на маркетинг. Страшно сказать - норвежская рыба продается в Петропавловске-Камчатском, во Владивостоке. Некоторые ездили с нами во Владивосток и видели это своими глазами. Это национальный позор!

А что касается цены, то вы ходите в магазин, видите, что наш лосось и горбуша стоят порядка 150-180 руб. за кг, сейчас по крайней мере, а норвежская - 500-700 руб. Вот цена за отсутствие нашего понимания того, что наша российская рыба гораздо лучше.

В.Соколов: Ну, это не только беда России. Есть такая поговорка: "Японская домохозяйка выбирает глазами". На самом деле, я думаю, что так выбирают все. Когда выглядит красиво, хорошо оформлено, естественно, это и покупается лучше. Поэтому здесь есть две стороны медали. Идет недоработка и со стороны российских производителей в плане оформления, в плане продвижения. Тут есть много сложностей и с сетями. Но вот сейчас мы имеем такую картину - норвежская рыба, хотя и уступает по качеству российской, но оформлена лучше, стоит дороже и покупается больше, нежели российская.

А.Савельев: Я еще добавлю к вопросу о цене. В опте сейчас горбуша здесь, в Москве, - порядка 80-90 руб. стоит, а норвежская рыба в опте - в два -три раза дороже. Заработать в 20% на российской рыбе - это одна история, а на норвежской - это другая история. Поэтому, понятно, что трейдеры охотнее работают с норвежской рыбой, потому что больше денег получают.

В.Соколов: Я поясню. У нас действует сейчас закон, что не может быть больше 30% надбавка у продавца. Правильный закон, но он приводит к тому, что вот сайку до сих пор с прошлого года 400 тонн не купили. Цена - 5 руб. этой полярной тресочке, замечательная рыба. Она очень хорошая, вкусная, но с 5 руб. 30% - сами понимаете, сколько это. В Москве бы очереди выстроились за ней.

Условно говоря, если норвежскую семгу привезут по 400-500 руб., то 30% - это уже существенная маржа, и можно продать меньше, меньше заняты холодильники, в то же время она расходится вполне нормально. Но маржа, естественно, в рамках закона будет гораздо выше.

Единственное, что я хотел бы сказать, что не соглашусь с Александром Анатольевичем, аквакультура - это великая вещь, и все равно мы к ней придем. Просто это разные сегменты, и аквакультуру развивать надо, и у себя делать такие хозяйства, и они делаются. У этой рыбы есть свой рынок, есть свой потребитель. Но обидно, конечно, что сейчас, обладая уникальнейшими запасами российской рыбы, в первую очередь лососевыми, минтая, трески, сельди, мы большую часть этой рыбы отправляем за рубеж, в то время как наш покупатель зачастую просто не берет ее, а берет что-то другое.

А.Савельев: Это надо понимать, что это действительно разные сегменты. Но у нас парадокс заключается в том, что у нас те же "жигули" (воспользуюсь той же метафорой, которую сам и придумал вначале), они же - "норвежская рыба", продаются по цене Mercedes, а Mercedes продается по цене "жигулей". Вот в чем глупость заключается.

В.Соколов: Надо просто сделать Mercedes народной машиной.

А.Узбекова ("Российская газета"): Что надо сделать, помимо рекламы, чтобы люди все-таки обращали внимание на нашу рыбу?

А.Савельев: Надо не лениться, в том числе "Российской газете", терпеливо растолковывать читателям, что российская рыба - лучшая. Она гораздо полезнее, она по качеству гораздо выше, чем любая иностранная. Вы помните эту историю с "окорочками Буша"? Когда в 90-е годы нам нечего было кушать, и мы покупали в безобразном количестве эти окорочка. Ничего, разобрались с окорочками. Надеюсь, что и с норвежской рыбой разберемся со временем, и она будет стоить гораздо ниже, чем российская. Но надо не уставать - терпеливо разъяснять покупателям, что вот эта - такая, а эта - другая, она лучше.

А.Узбекова ("Российская газета"): Какая должна быть государственная политика, чтобы наши предприятия на Дальнем Востоке делали такую же красивую упаковку, как норвежские коллеги?

В.Соколов: В первую очередь нужно назначить ответственного. Дать кому-то полномочия, чтобы целиком и полностью покрыть этот сегмент от порта до прилавка. Сейчас есть куча ведомств, и каждое занимается какой-то своей частью. Я встречался в Мурманске с переработчиками. Проблем - море, просто море. И они сами говорят, что зачастую вынуждены нарушать действующее законодательство, потому что ими никто не занимается, никто не видит проблематики. То есть они вынуждены работать через так называемые "помойки" - это как раз та "серая зона", которую никто не может понять. Потому что там, условно говоря, добывающая компания, которая поставляет рыбу, имеет единый сельхозналог, переработчик под него не подпадает никаким образом, а сеть уже требует, чтобы НДС и все налоги были выплачены в полном объеме. То есть получается, что вся нагрузка ложится на переработчика в данном случае. А он говорит: "За что мне платить эти налоги? Лучше, конечно, пропустить это через какое-то ООО "Рога и копыта", типа получить справку, что все заплачено, и уже тогда выходить".

Потом, как я сказал, это наличие недобросовестных производителей, которые пытаются за счет разных ухищрений, в первую очередь влияющих на качество продукции, заработать денег. Ну, тоже отслеживает Роспотребнадзор, но отслеживает больше на прилавке. То есть куча звеньев, сейчас практически никому не видных.

А.Савельев: Кроме того, в отсутствие функционала и полномочий мы постоянно стараемся подхлестнуть спрос. Потому что мы убеждены, что именно это создаст мотив и подтолкнет вообще всю историю. Вот обратите внимание: наши норвежские коллеги тратят огромное количество денег на продвижение своей рыбы в России, и у них этот рекламный бюджет консолидирован. Там есть бюджетные деньги, которые выделяет правительство, и есть деньги, которые предоставляет бизнес. Это тоже одна из мер, которой в будущем мы не избежим.

А.Узбекова ("Российская газета"): Какое ведомство, на ваш взгляд, могло бы осуществлять надзорные функции "от моря до прилавка"?

А.Савельев: То ведомство, которое больше всего разбирается в рыбе.

В.Соколов: Скажем так, что это мнение должно быть от правительства Российской Федерации, не от ведомства. Мы выходим с предложениями - мы считаем, что должен быть орган, который бы покрывал всю цепочку государственного регулирования рыбы. И мы считаем, что это правильно не только на внутреннем рынке, но и на международном. Потому что у нас, к сожалению, есть провалы и там: наши поставщики во многих странах поставлены в худшие условия, наши рыбаки поставлены в худшие условия, нежели производители той же Норвегии. Все это требует комплексного подхода, должно быть ведомство, которое за все это отвечает.

Н.Геращенко (РБК): Может ли особый СанПиН или особый техрегламент вытеснить норвежского лосося с российского рынка? Хотелось бы услышать ваше экспертное мнение по данному вопросу.

В.Соколов: Продукцию надо вытеснять конкурентными способами - это во-первых. То есть мы не должны лишать нашего потребителя права выбора, а должны ему этот выбор обеспечить, к тому же, чтобы этот выбор был защищен. То есть продукция - будь то норвежская семга, российская горбуша или, кстати, у нас есть гораздо более интересные виды, в том числе и среди лосося - это нерка, кета (кстати, нерка по стоимости, может, и не уступит норвежской семге, но на порядок полезнее), здесь выбор должен быть сохранен. То есть покупатель сам должен это определять. А мы должны развить вкус у этого покупателя и обеспечить ему, чтобы эти виды нашей продукции были ему доступны.

А.Савельев: Покупатель, выбирая норвежскую семгу, телапию китайскую или пангасиус, должен понимать, что он жертвует какими-то деликатесными особенностями, качеством.

В.Соколов: А что касается СанПиНов, то хочу сказать, что наша система СанПиНов гораздо более жесткая, чем в Европе их регламенты, причем, я подчеркну, государственные, а не частные, потому что у них есть своя сертификация и очень жесткая, которую сейчас на государственном уровне даже пытаются немножко принизить, потому что очень высокие требования у этих организаций, которые проводят такую добровольную сертификацию. Они фактически формируют вкус у потребителя, то есть он понимает, что с таким значком тот или иной морепродукт гораздо более полезен и приемлем по цене, и он готов за это платить деньги.

А у нас, к сожалению, некая косность в нашей системе - это то, что некоторые наши нормативы действуют еще со времен исторических - с Советского Союза - и зачастую не пускают высококачественные товары даже на наш рынок, которые мы же и производим. Вот, пример по мышьяку, это больная тема. Вот кажется, что мышьяк - опасное вещество, и скажи любому российскому потребителю, что вот этот продукт содержит какое-то количество миллиграммов мышьяка, никто не купит. А американцы и европейцы едят. Это другой мышьяк, это органические соединения мышьяка, которые абсолютно безвредны. Но вот у нас есть еще некая заскорузлость мнений, и, соответственно, она отражена и в наших СанПиНах, и в подходах к такой продукции, а продукция эта очень хорошая.

В.Анучин ("Рыбацкая газета", Мурманск): Не помешает ли поднятие тарифов на железнодорожные перевозки доставлять в достаточном количестве в европейскую часть России дальневосточного лосося? Сегодня из-за повышения тарифов рыбу планируют отправлять Северным морским путем. Выгодно ли будет это рыбакам и населению? Какие еще меры принимаются Росрыболовством для того, чтобы эта рыба была доступна во всех регионах?

В.Соколов: По Севморпути могу сказать, что пока с Камчатки планируется отправить порядка 43 тыс. тонн, 9 тыс. на десятитысячники уже погружено и пойдет. Навигация очень короткая, поэтому это будет такой короткий промежуток доставки, а о ценах я уже сказал. Соотношение все-таки будет выигрышным в пользу Севморпути. Опять-таки, так как дело новое и Северным морским путем мы не сильно пользовались после развала Советского Союза, то тут есть много вопросов, и тут определенные риски бизнеса. И не всякий будет готов эти риски на себя принять.

Лососевая путина продлится до сентября-октября. Соответственно, пик на Сахалине только сейчас будет, и сентябрьскую рыбу уже сложно будет везти Северным морским путем, все-таки лед будет меняться. Поэтому практика этого ограничится этими камчатскими судами.

Что касается Владивостока, то должен сказать, что мы вообще сделали огромный шаг, я имею в виду всей страной, потому что если взять 2009 год, то это было такое катастрофическое "бутылочное горлышко", то есть из-за чего и цены падали, и наживались перекупщики, потому что не было подвижного состава, не хватало холодильных мощностей, не было координации, выходили вплоть до первого вице-премьера, то есть решался вопрос о том, как это все протолкнуть туда вовнутрь.

Сейчас уже и бизнес, и рыбаки, и те, кто поставляет эту рыбу, они уже за эти два года вот таких рекордных уловов научились работать, и, к сожалению, здесь "помог" Китай, который оттянул на себя часть рыбы. Но сейчас железнодорожники четко присутствуют на всех наших штабах, постоянно получают информацию о том, какие проблемы возникают с транспортом, у них уже заготовлены подвижные составы и уже достаточно подвижного состава, чтобы сейчас этих пробок не было. Как я уже сказал, там имеются определенные проблемы с оформлением, но пока мы не реализуем всех поручений правительства, они так и будут у нас оставаться.

Виктор (Советская Гавань, Хабаровский край): В Советско-Гаванском районе (восток Хабаровского края), где добывают лосося, цена на него в магазинах 100-130 руб. А в европейской части РФ, как прогнозирует глава Росрыболовства Андрей Крайний, цена на эту рыбу не превысит 65 руб./кг. Почему такая разница? Почему, чем дальше от места добычи, тем рыба дешевле?

А.Савельев: Потому что Андрей Анатольевич, когда говорил о цене в 58-65 руб./кг, имел в виду справедливую цену - когда во всей цепочке от рыбака до прилавка отсутствуют какие-то алчные посредники, вот и все. Я вам скажу, что на Сахалине неделю назад еще сырье рыбаки сдавали по 12 руб.

В.Соколов: Это плохие рыбаки были, наверно. Стоимость на Дальнем Востоке сейчас - отпускная цена на горбушу - порядка 50-60 руб./кг. Рыбак не может работать себе в убыток, вы все отлично знаете, как растет у нас горючее. Расходы у рыбаков тоже очень большие, поэтому не будет повторен, скорее всего, опыт 2009г., когда перекупщики опустили цену до уровня ниже рентабельности - 23-25 руб./кг. То есть безобразие творилось, рыбаки многие сработали в убыток, не компенсировали даже своих затрат. Сейчас они получили опыт, не пойдут больше на такие вещи, и, что называется, не дождутся перекупщики, чтобы вот так цены уронили.

Но вопрос даже не в этом. Правильно - у нас зачастую на Дальнем Востоке - на Сахалине, на Камчатке - в магазине та же горбуша, причем в сезон, будет продаваться на уровне московской. Вопрос - почему. Во-первых, потому, что нет спроса: местное население всегда может пойти, взять удочку, достать рыбу не проблема. Естественно, это рассчитано в первую очередь на приезжих, кто не имеет такого доступа. Хотя, конечно, это нонсенс. В первую очередь из-за того, что объемы спроса невелики, те, кто поставляет в магазины, конечно, стараются поставить как можно дороже. Они знают, что либо тот, кому надо, поймает сам, либо, если не может, вынужден будет купить, потому что выбора у него нет. И тут опять-таки вопрос и к бизнесу, и к субъектам, потому что в ценообразовании, естественно, если будет предложение приемлемое, то никто не сможет задирать так цену. Это вопрос работы на местном уровне - большой вопрос, который необходимо решать, и опять-таки ответственных нет.

Юлия (Москва): Почему до сих пор нет обещанных магазинов "Океан"?

А.Савельев: Буквально сегодня на интернет-портале Федерального агентства по рыболовству размещена ссылка на интернет-портал сети магазинов "Океан" в Санкт-Петербурге. И это намеренно сделано с тем, чтобы московский бизнес обратил на это внимание прежде всего. Еще и потому, что буквально вчера опять же на нашем официальном интернет-портале была размещена информация о конкурсе, который подготовило московское правительство, в котором каждый желающий может поучаствовать. Предлагается порядка - боюсь ошибиться в цифрах - более 200 мест для организации рыбной торговли. Это передвижные тонары, ларьки с рыбой. Для нас не важно, как это будет называться - "Океан", или просто "Рыба", или как-то иначе - нам важен конечный результат, когда покупатели смогут эту рыбу покупать.

Кроме того, наш руководитель встречался с мэром Москвы Сергеем Семеновичем Собяниным, и речь шла, в том числе, о выделении площадей для организации сети магазинов "Океан". Такая договоренность достигнута, надеемся, что москвичи, в том числе автор этого вопроса, вскоре смогут увидеть "Океаны" не только в Санкт-Петербурге, но и у себя в родном городе.

Вопрос: Не повлияет ли столь активная рыбодобыча на запасы лососевых? Может ли стать уровень вылова лосося, полученный в 2011г. на Дальнем Востоке, тенденцией?

В.Соколов: Эту тенденцию мы видим уже на протяжении последних лет. Надо сказать, что лосось, как и другой биологический объект, имеет свою цикличность, и запасы у него как растут, так и падают в зависимости от естественных причин. Сейчас мы, конечно, видим очень хорошие условия выживания в море и считаем, что не только это сказывается на том, что у нас такие замечательные уловы, но и регулирование рыболовства вообще в Российской Федерации. Это, во-первых, снижение нелегального промысла, организация лососевых промыслов путем оперативного регулирования (это у нас идет фактически с 2009г.), то есть в 2008г. мы ввели это оперативное регулирование в законодательство. В 2009г. мы это применили и сейчас отработали эту практику за 3 года и считаем, что она дает очень положительные плоды. Ну и, главное, у нас все идет под хорошим контролем и с хорошим сопровождением науки. Скажу так, что только судовое обеспечение научными исследованиями по сравнению с предыдущим годом увеличилось почти в два раза. То есть мы при фактически сократившемся финансировании нашей рыбохозяйственной науки уделили таким основным видам, как лосось, минтай, треска, сельдь, больше внимания и получаем ту хорошую отдачу в том числе благодаря этому. То есть у нас существенно по этим видам возросло качество прогнозов, улучшились исследования, и поэтому организована целая система регулирования промысла, которая направлена на то, чтобы ей было достаточно производителей на нерестилищах, чтобы был обеспечен скат, чтобы были проведены мелиоративные работы, но и главное, что рыбаки тоже в этом заинтересованы. Они все понимают, что они получили участки на 20 лет, они эти 20 лет должны на них отработать и получат их потом дальше, если не нарушали законы, соблюдали правила рыболовства. Им, естественно, интересно, чтобы этот бизнес у них существовал. Поэтому у легальных рыбаков поменялось отношение вот этим долгосрочным закреплением.

То же самое касается нелососевого промысла - на 10 лет доля, и если все соблюдается и обеспечивается вылов, то эта доля пойдет, а может, даже увеличится на следующее десятилетие, и, естественно, это делает бизнес более ответственным. Поэтому я говорю, что многое было решено вот именно такими кардинальными изменениями в нашем законодательстве, которые произошли в 2008г.

Заключительное слово А.Савельева.

А.Савельев: Добавлю, что рыбалка в широком смысле этого слова продолжает оставаться достаточно рискованным бизнесом. Скажем, сегодня мне сообщили с Сахалина, что туда надвигается циклон. Это означает, что во все наши планы может вмешаться стихия, которая может их спутать. Тем не менее мы, как и каждый российский рыбак, надеемся на удачу. И главное - мы надеемся, что высококачественная российская рыба доедет до тарелок россиян.

В.Соколов: И главное - будет востребована.

Заключительное слово ведущего.

Спасибо большое. В ближайшие часы на интернет-ресурсах РБК появится полная стенограмма нашего разговора и самые яркие видеоцитаты наших спикеров.

Спасибо нашим собеседникам за предоставленную возможность обсудить заявленную тему.

Благодарю за внимание журналистов, нашу интернет-аудиторию, а также технические службы пресс-центра, которые помогали нам оставаться все это время в прямом эфире. У нас на сегодня все, до новых встреч.
Что такое FishNet?
FishNet — это Российский рыболовный портал №1. Подробнее →
Полезные ссылки
 
 
<a href="https://www.instaforex.com/ru/" nofollow target="blank">ИнстаФорекс портал"</a>