Прибрежка: запрещено все, что не разрешено?

26 мая 2016 09:41

В марте рыбацкое сообщество Дальнего Востока всколыхнуло известие: в территориальное управление Росрыболовства по Приморскому краю пришло представление управления Генпрокуратуры по ДФО. Оказалось, что теруправление ФАР неправомерно выдает пользователям разрешения на вылов водных биоресурсов в 12-мильной зоне. Об этом сообщает rybak.kam-kray.ru (автор: Дарья КОЖЕМЯКА).

Вчитавшись в закон, прокуратура потребовала, чтобы рыбаки ловили рыбу в прибрежной зоне только в случае, если у них на руках два договора – о пользовании водными биологическими ресурсами (ВБР) и о предоставлении рыбопромыслового участка. Примерно 400 предпринимателей Приморского края, работающих в так называемой «прибрежке» без участка, «обрадовались» несказанно...

Шум тогда поднялся нешуточный. Приморье возмущало и то обстоятельство, что нововведение действует только на их территории, а соседей не касается. Но ничего. Прошло без малого три месяца, и вот вам… После тщательной проверки заместитель генерального прокурора Юрий Гулягин выносит предписание руководителю северо-восточного теруправления ФАР Александру Христенко. В письме Генеральной прокуратуры РФ в Дальневосточном федеральном округе от 19 мая читаем теперь уже в отношении Камчатки: «В отсутствие у пользователей рыбопромысловых участков в 2015 году выдано 757 (истекшем периоде 2016 года – 236) разрешений для осуществления прибрежного рыболовства в территориальном море РФ с использованием морских судов. Вопреки требованиям закона во всех разрешениях на добычу водных биологических ресурсов содержались сведения об условиях прибрежного рыболовства без рыбопромыслового участка во внутренних морских водах и территориальном море РФ, а также районах континентального шельфа, а не в исключительной экономической зоне Охотского, Берингова морей и северо-западной части Тихого океана».

Местным теруправлением ФАР, согласно информации, «приняты меры в целях устранения выявленных нарушений закона и их недопущению. Начальники двух отделов управления привлечены к дисциплинарной ответственности». Кстати, норма действует с 2008 года, нестыковок раньше никто не замечал.

Ну все, навели «порядок». Буква закона соблюдена. Почему же никто не рад? Почему все чаще получается, что сами прокуроры (безусловно, грамотные юристы и, несомненно, умные люди) разводят руками, мол, понимаем, что несуразица написана, но закон есть закон. Надо исполнять? Печальный опыт показывает, что подобные неоднозначные слова становятся основанием для разночтений. А попав в недостаточно квалифицированные или нечистоплотные руки, порой приводят к огромным убыткам тружеников моря.

Возьмем, к примеру, действующий федеральный закон о рыболовстве (ст. 20, глава 3, п. 2). В нем говорится: прибрежное рыболовство допускается осуществлять с предоставлением рыбопромыслового участка (далее РПУ) во внутренних морских водах и территориальном море РФ, а также без предоставления РПУ в районах континентального шельфа и исключительной экономзоне РФ. Как прочтет слово «допускается» простой обыватель? «Разрешено, дозволено, как вариант», – подумает он. Здесь ни что не указывает на запрет. Нигде в законе категорично не говорится: право осуществлять прибрежное рыболовство дает обязательное наличие двух условий – парохода и участка. Но правоохранительные органы предпочитают трактовать это слово по принципу «запрещено все, что не разрешено». Их решение говорит: «Нет участка? В 12-мильной зоне вы ловить не можете, идите за границу».

В итоге рыбное министерство хватается за голову, трое суток на сайте не появлялись ни 6-й, ни 7-й протоколы заседания комиссии по регулированию добычи (вылова) анадромных видов рыб в Камчатском крае. Кто-то видит в этом элемент пиара. Кто-то грешит на «предвыборку»: вот сейчас все расстроятся, и тут нежданно-негаданно появится герой и спасет рыбаков. Ведь неудачный закон не Богом дан на землю простым смертным. Поменять его – в силах людей.

Впрочем, новый закон (проект которого сейчас находится на рассмотрении регионов) не сулит рыбакам ничего оптимистичного. Ситуация с «прибрежкой» – лишь шаг на пути к полному устранению института рыбопромысловых участков. Новый закон его просто не предусматривает. Другое дело, когда эти изменения произойдут? У рыбаков много претензий к новациям, и сдаваться они не собираются. Ну а пока все выданные на прибрежное рыболовство разрешения теруправление отзовет, а новые выдавать не будет. У кого есть участки – продолжат рыбачить до изменения закона.

Сомнений нет, колесо, запущенное прокуратурой, покатится дальше – до Сахалина, Курил. Уже много лет все дальневосточные регионы стремятся подогнать под одну планку, не учитывая их особенности. Это только до 2001 года, когда на заседаниях ДВНПСов у Камчатки пытались «отщипывать» квоты в пользу соседей, можно было защититься статьей 9 Конституции РФ, в соответствии с которой ресурсы должны были использоваться и сохраняться в интересах населения, проживающего на данной территории. Никто не был против, с Конституцией не поспоришь. Позже под «данной территорией» стали подразумевать всю бескрайнюю матушку-Россию.

Но если условия для всех регионов равны, рассуждают специалисты, если федеральные ресурсы наши, родные, общие, то почему бы нам вот так запросто не поехать и по-свойски не накопать алмазов в Якутии, не нарубить леса в тайге? Что смешить народ. Никто нас туда не пустит. Избирательность применения законов никто не отменял. Она процветает и на Дальнем Востоке. Достаточно правильно подать «прибрежку». К примеру, под соусом эксперимента, в рамках которого водные биоресурсы будут добывать по олимпийской системе. Именно так по-хозяйски побеспокоился о своих ресурсах губернатор Сахалина Олег Кожемяко, еще в марте заручившись «охранной грамотой» с резолюцией президента Путина «Доработать с регионом и поддержать».

Как будет защищать ресурсы Камчатского края наше правительство, покажет время.

Что такое FishNet?
FishNet — это Российский рыболовный портал №1. Подробнее →
Полезные ссылки
 
 
<a href="https://www.instaforex.com/ru/" nofollow target="blank">ИнстаФорекс портал"</a>