Приморский рыбовод рассказал о тонкостях бизнеса

16 июля 09:44

«Я – фермер» – в последние годы эта фраза в России звучит все чаще. В глубинке все больше появляется тех, кто продал свои квартиры, оставил престижные профессии, сменив привычную городскую суету на сельскую жизнь. Только вот по-настоящему успешными становятся единицы: вместо молочных рек начинающие фермеры получают нулевой доход и теряют все. Иван Лисов (учредитель КФХ «Чистые пруды») занимается нелегким трудом с советских времен и не понаслышке знает, почему так все происходит.

– Иван Никанорович, почему успешный строитель занялся рыбоводством?

– Сыграл свою роль элемент случайности. В 1984 г. сын привез маленькую газетную заметку «Человек разводит рыбу». Обсудили в семье, решили искать место, где можно построить пруды. Как опытные строители, проверили несколько позиций, произвели съемку местности. Остановились на том, что есть теперь. Место удачное по рельефу, наличию речки, полей и, главное, грунтов, держащих воду.

Развивались постепенно. Сначала поставили строительный вагончик, который одновременно был жильем, конторой, местом всех начинаний. Я записался на заочные курсы подготовки рыбоводов, приобретал литературу.

Долго шли к намеченной цели, трудностей – хоть отбавляй, но желание работать самостоятельно, на собственной земле, компенсировало нам все. Начали со строительства одного пруда, потом почти каждый год вводили еще по одному. Оформляли частями землю с нарастающим итогом.

Построили помещения по откорму арендованных у совхоза телят, но совхоз нарушил ряд условий договора, скот прироста почти не дал, через месяц вернули телят без прибыли и убытка для себя. Откармливали поросят, которых принимали у трех организаций. Сдавали свиней на мясокомбинат, завели своих свиноматок, выращивали уже своих поросят. Освоили горячее копчение по науке, построили коптильню, где обрабатывали свинину.

Свиноводство кончилось, когда корма подорожали в три раза, а приемочная цена на мясо осталась прежней. В это время Ярославский ГОК, который являлся основным потребителем копченой продукции, стал увядать.

Мы занялись расширением посевов, постепенно покупали комбайны, трактора, косилки, грабли, сеялки, маслобойные прессы и т. д. В основном это была старая и списанная техника, которая требует много затрат на ремонт, совсем немного новой брали в лизинг.

Помимо телят и свиней, приобрели опыт выращивания гусей, уток, кур, овец; всех основных и некоторых экзотических (амарант, сахарное сорго) полевых культур; вермикультуры (разведение червей). Выращивали бахчевые, травы для заготовки сена. Те, кто пробовал наше соевое масло, до сих пор вспоминают его вкус и качество.

– Столько освоить и испытать за 30 лет маленьким коллективом могут только энтузиасты еще советской закалки.

– Наверное, да. В первые годы комбайнер, убирая урожай, пел песню, работа шла под мелодию. Сейчас этого нет уже, но запал не пропал.

Когда начинали, использовали совхозные свалки списанных агрегатов, основной валютой были бутылка водки или сносной самогонки, деньги тогда находились не в почете.

– Когда еще был социализм, на СХК возлагали особые надежды – «накорми страну да еще обеспечь кого-то за границей». Вашему хозяйству пришлось пережить все, что страна пережила в 90-е?

– Пришлось, об этом можно написать сатирический роман, не меньше. Переход от социализма к капитализму и рыночной экономике, мягко говоря, оказался трудным. Все темное, что есть у человека, выплыло наружу. «Ничего личного, бизнес есть бизнес» – принцип, который является оправданием отсутствия совести, чести, сострадания, процветания алчности, жестокости, аморального обогащения любой ценой. А так не должно быть!

– Экономическое состояние Хорольского района у вас не вызывает тревогу?

– Еще какую. В ярославской земле 60 химических элементов, которые требуются промышленности, причем есть и редкоземельные. Понимаете, мы пролетели из-за своей доброты, социалистической солидарности. В советское время в Монголии помогли развить аналогичное производство по добыче полевого шпата. Руды в Ярославском стали менее востребованными.

– В последнее время пресноводное рыбоводство во многих регионах России успешно развивается, чего не скажешь про Приморье. Почему?

– Рыбоводство – это серьезная наука. Если прочитаешь самое лучшее пособие, учебник, на практике ты не гарантирован от ошибок на любой стадии выращивания. Только практический опыт дает положительный результат. Масса вопросов – от производства до сохранности рыбы в зимний период.

Важно не допускать ненормативных потерь, надо охранять рыбу от браконьеров, воров и даже птиц. Случаи воровства повторяются в зависимости от того, как подрастает и сменяется молодежь в соседней деревне. Поймали, напугали, два–три года спокойно, потом – опять тащат. Самый большой убыток от воровства составил 3000 кг рыбы. Она погибла, так как были открыты задвижки на выпуске, рыба сброшена на рельеф (в речку).

Чтобы развиваться, надо постоянно инвестировать средства в модернизацию производства. У нас, во-первых, заполнение прудов всех типов не требует затрат электроэнергии. Вода поступает самотеком по уклону канала, так изначально запроектировано. Во-вторых, аэрация зимовальных ям при содержании рыбы зимой также осуществляется без использования электричества. Обеспечен приток свежей воды по каналу на каждую яму самотеком. Лишняя вода и отходы сбрасываются через перелив. На самотеке выращиваются личинки и мальки форели.

Все процессы мы механизировали. С выловом и сортировкой рыбы справляется не 15 человек в высоких сапогах и влагозащитных костюмах, а всего 4–5 сотрудников на специализированном комплексе. Раздача корма осуществляется через приспособленный под это трактор, тракторист же считает, сколько по расчету порций ему надо сбросить. На очереди освоение автокормушек, которых мы подготовили по своим чертежам девять штук.

– С логистикой живой рыбы есть проблемы?

– Раз в неделю, в среду, готовим документы – накладные, ветеринарные удостоверения. В четверг в пять утра выезжаем на объект, грузим рыбу и отправляем на двое суток водителя-экспедитора по маршруту: пруды (хозяйство) – Уссурийск – Надеждинское – Артем – Владивосток – Артем – Большой Камень – Находка – пруды. В машине 800 кг живой рыбы в воде, 200 кг охлажденной в термоящиках. Когда набирается заказчиков на 400–500 кг, груз может вывозиться и в понедельник – вторник. В любой день в рабочее время с утра рыба отпускается самовывозом.

Особые для нас потребители – Артем, Большой Камень, охотничьи хозяйства, предприниматели, оказывающие услуги по рыбной ловле.

– Кто является вашими конкурентами? Чем ограничивается сбыт?

– Конкурент для нас – продукция браконьеров: рыба из озер и рек. Затрат у них значительно меньше. У хозяйства масса расходов на корма, транспорт, ветобслуживание, содержание прудов и т. д.

Перекупщики также тормозят, поскольку завышают цены и рыбу берут слабее. Не всем она по карману. Супермаркеты, для которых живая рыба экзотика, устанавливают наценку в 40%. Да и закупают не многие из них.

Что касается продукции горячего копчения, у которой короткий срок хранения. Несмотря на положительные отзывы о качестве, в магазины ее не поставишь. Потому торговать можно только самим и на специальном транспорте.

Большим для нас подспорьем является то обстоятельство, что на территории хозяйства есть возможность организовать то, что вписывается в технологию основного вида деятельности. Допустим, вермикультура – выращивание червей. Как сырье мы используем растительность дамб, обочин дорог, пастбищ и сенокосов. Получается, с одной стороны, вермикомпост – ценнейшее биоорганическое удобрение (4 тонны равносильны 50 тоннам навоза), с другой – черви – уникальный корм для рыбы.

Ил-сапропель используется для удобрения полей. Зеленые удобрения повышают естественную продуктивность прудов. Используя растения-сидераты и новые техники, мы можем перейти на производство экологически чистой продукции. Перспективно использование солнечно-ветровой энергии в бытовых условиях. Рассматривается возможность использования при переработке зерна агрегатов, не требующих затрат электроэнергии.

Если выращивать трехлетнюю рыбу (она считается более ценной), продукцию можно поставлять на экспорт.

При наличии госзаказа хозяйство может выращивать молодь сазана, белого тостолобика, белого амура, карася – для восстановления рыбных запасов озера Ханка, рек бассейна Ханки – до 15 млн штук в год. Для этого требуется соответствующая подготовка прудов с вложением средств. Мы имеем опыт выращивания осетровых на основе собственных кормов, при определенных инвестициях можем выпускать до 50 тонн этих видов в год.

– Что вам помогает выживать в непростых экономических условиях?

– Конечно, не кешбэк. (Смеется). Диверсификация. Мы можем сочетать полеводство с выращиванием рыбы, наши природные условия для этого подходят. Если неважный урожай на поле, то выручает рыба, и наоборот. У нас зона рискованного земледелия: поле прилегает к лесу, со склонами, переувлажнение почвы дольше ликвидируется, создаются неблагоприятные условия при посеве, обработке, опрыскивании.

Погода для рыбоводства три года подряд неблагоприятная. Только небольшие окна, по два–три дня, когда почва подсыхает, нет сильного ветра, который препятствует ловле даже при сухом солнечном дне. Нечасто получается хороший результат по обоим видам деятельности.

В таких условиях выполнить все вовремя можно, имея полный комплект техники, орудий большой производительности. Малые хозяйства, в отличие от холдингов, приобрести всего этого возможности не имеют.

Так что ваш вопрос про «выживать» (а не жить в полную силу) подходит к нашей ситуации, несмотря на все знания, усилия и желание.

Успеху не способствуют также общие экономические факторы. Например, при приемке сои цена на зерно может упасть с 25 до 16 рублей за килограмм (хотя последние два года конъюнктура более благоприятная для производителя). Ежегодно происходит значительный опережающий рост цен на горючее – обязательно к посевной. Растет в цене электроэнергия; стройматериалы, услуги, гербициды, удобрения реализуются через перекупщиков, которые не страдают отсутствием аппетита.

Малым предпринимателям приходится в одном лице вести отчетность, передачу всяких сведений на запросы, изучать тома законов – в тех же формах, что и крупный бизнес, имеющий штат сотрудников.

Нет государственных программ (как ранее) известкования и фосфоритования почв для их улучшения, самостоятельно же их не выполнишь. Кроме того, из-за дороговизны удобрений фермеры вносят их от случая к случаю, в мизерных, недостаточных количествах.

Продукция полеводства и рыбоводства дает сезонный результат в конце года, поступление средств в летние месяцы отсутствует. Поэтому мы планируем развивать новые направления. При наличии холодильно-морозильного комплекса будем выращивать форель, готовимся предоставлять услуги по спортивно-любительскому рыболовству.

Скажу про себя, что рабочий мой стаж – 67 лет, по возрасту я уже передал смену старшему внуку. Пока голова свежая, помню солидный список старых и новых потребителей рыбной продукции, поддерживаю с ними связь, консультирую.


Иван Лисов, учредитель КФХ «Чистые пруды». Родился в 1934 г. в Воронежской области, хутор Луговской, окончил среднюю школу в 1953 г. Выпускник строительного факультета ДВПИ в 1958 г. В 1958–62 гг. — инженер на строительных участках в Бурятии, Иркутской области, с 1965 г. по 1988 г. работал на строительстве Павловского угольного разреза, в пос. Заводском, затем в пос. Ярославском. ФОТО: предоставил И. Лисов

 

Источник: Konkurent.ru
Что такое FishNet?
FishNet — это Российский рыболовный портал №1. Подробнее →
Полезные ссылки
 
 
 
<a href="https://www.instaforex.com/ru/" nofollow target="blank">ИнстаФорекс портал"</a>