Сахалинские рыбопромышленники обвиняют охотников за мойвой в том, что они отбирают хлеб

Прибрежная рыбалка весной на Сахалине идет по своим законам. Сейчас многие островитяне азартно ловят уек.  У других своя «путина» —  даже в непогоду многие сахалинцы выезжают на побережье, чтобы собрать дары моря, выброшенные штормом.

Улицу Советскую в Тельновском не минуешь при всем желании — она делит пополам небольшое село, расположенное на северо-западе Сахалина. Здесь и удалось разговорить местного жителя, который, после глубокой задумчивости, предложил называть его Серегой. А поразмыслить было над чем, ведь мы поинтересовались, чем зарабатывает по ночам наш собеседник.

— Ну, песочку собираю и сдаю, — лаконично пробурчал Серега. — Кило — тридцатник. Считай, если куботейнер забью, то за ночь выйдет побольше, чем пенсия у мамани…

Здесь без пояснений не обойтись. Песочкой местные жители называют мойву, которая весной появляется в Татарском проливе. Небольшая серебристая рыбка откладывает и оплодотворяет икру на песчаном дне. Нерестилища расположены недалеко от уреза воды, и когда в Татарском проливе штормит, мойву в огромном количестве — слоем чуть ли не по лодыжку взрослого рыбака! — выбрасывает на берег.

Рыбка со всех сторон облеплена песком, его мельчайшие крупинки попадают в жабры и даже в желудок.

Фото: Сергей Сактаганов

В общем, если вас угостили деликатесом, который похрустывает на зубах, можете не сомневаться — та самая песочка и есть. Именно ее сдают сахалинские Сереги перекупщикам. А теперь помножьте 30 рублей на 900 с лишком килограммов — несложно посчитать стоимость пластмассового куботейнера.

Серега идет на промысел, потому что надо на что-то жить. Тем более сейчас, когда все из-за коронавируса встало. Ясное дело, что лукавит тельновский собеседник. Понимает: хотя заготовка штормовых выбросов мойвы не запрещена, но привлечь за нарушение правил рыболовства все же могут.

Инфографика: skr.su

Ведь сельчанин собирает рыбку не для личных нужд, а на продажу, да и перекупщики платят ему не с банковских карточек. А туда, где ежедневно переходят из рук в руки сотни тысяч рублей черного нала, мигом слетаются криминальные «надзирающие». Они норовят установить свои цены на целые партии мойвы, которые сплавляют оптовикам, приезжающим на Сахалин в эту пору с материка. Закупают свежемороженую рыбу гости охотно. В общем, как ни крути, а Серегин «бизнес» получается незаконным.

Маневры весенней путины

Самое обидное, что в эти же дни законопослушные промысловики простаивают. Когда мы на минувших выходных с президентом Ассоциации рыбопромышленников Сахалина Дмитрием Матвеевым отправились в рейд на сахалинское побережье Татарского пролива, наблюдали одну и ту же безрадостную картину. На сильной волне резво подскакивали ярко-желтые пунктиры поплавков, поддерживающих выставленные в море невода, а на берегу сиротливо сгрудились рыбацкие лодки и кран-балки с пустыми куботейнерами. Бригады прибрежников из-за штормов потеряли уже почти неделю, и, хотя мойва в проливе есть, радуются ей в основном рыбаки-любители да Сереги.

А ведь рыбопромышленные компании потратили немалые деньги на организацию полевых станов, котловое питание бригад, начисляют зарплату и налоги, арендуют транспорт и несут прочие неизбежные убытки.

— Мойвенная путина для нас — особенная во всех отношениях, — рассказывает Матвеев. — Во-первых, это более ценная и востребованная рыба, чем, например, навага или некоторые другие виды. Во-вторых, после завершения зимней рыбалки бригады можно не распускать по домам, рабочие места им обеспечивает весенний промысел разнорыбицы. В-третьих, мойвенная путина скоротечна, есть районы, где она длится не больше недели. Ну и, наконец, подходы этой рыбы к Сахалину растянуты по времени, что позволяет маневрировать. Скажем, сейчас берем ее в Татарском проливе, попозже она появится у восточного побережья в заливе Терпения. А в конце мая надеемся начать такой же промысел на юге, в заливе Анива.

Еще одно необходимое пояснение. По действующему законодательству природные запасы водных биоресурсов делятся в нашей стране на две условные группы. Первая из них квотируется, и промысловики могут добыть строго ограниченное количество рыбы, чтобы не нанести урона морской житнице. Ученые рассчитывают здесь предел — общий допустимый улов (ОДУ).

А вот для второй группы ОДУ не определяют, там промысел ведут, ориентируясь на так называемые разрешенные объемы. Известно, например, какие скопления той же мойвы подойдут к Сахалину: лови сколько повезет.

Куботейнер против коронавируса

На какой же улов нацелились сахалинские рыбаки? В этом году в Западно-Сахалинской подзоне разрешено добыть более 7,6 тысячи тонн мойвы, взяли пока всего 1,3 тысячи тонн. Но это в целом, а у небольшой компании, выставившей на побережье несколько бригад, запросы не столь велики. Чтобы окупить сезонный промысел и получить оборотные средства для подготовки к следующей путине, либо даже хоть какие-то свободные деньги для развития, нужен улов в три-четыре сотни тонн.

Ценовой расклад тоже секрета не представляет. Отпускная цена для оптовых закупщиков установилась сейчас на уровне 150 рублей за килограмм. Для сравнения: на рынках Южно-Сахалинска мойву можно сторговать и по 80 — 100 рублей за кило. Но в такую розницу ее сдают рыбаки-любители, не несущие затрат, которые обязательны для официально зарегистрированного малого бизнеса. Вот и получается, что законопослушные добытчики вкусной рыбки ловят ее не столько ради прибыли, сколько для сохранения рабочих мест в прибрежных селах, где другого производства попросту нет…

Что такое FishNet?
FishNet — это Российский рыболовный портал №1. Подробнее →
Полезные ссылки
 
 
<a href="https://www.instaforex.com/ru/" nofollow target="blank">ИнстаФорекс портал"</a>